Atlantico: Президент Ирана Хасан Роухани пригрозил во вторник Дональду Трампу возобновлением ядерной программы в том случае, если США введут новые санкции против его страны. По его словам, Трампа нельзя назвать «хорошим партнером». В свою очередь верховный лидер Ирана Али Хаменеи заявил следующее: «Те, кто стоят у власти в США (…), все еще питают иллюзии о том, что правят миром. Они говорят так, словно являются мировыми диктаторами! (…) Если вы действительно сильное государство, наведите порядок в собственной стране». Последняя фраза определенно является отсылкой к событиям в Шарлоттсвилле.


Происходящее представляет собой новый этап в противостоянии Ирана и США?


Тьерри Ковий:
Думаю, Иран все еще держится за соглашение о ядерной программе. Однако сейчас мы наблюдаем ответ иранского руководства на новые санкции. Оно выполняет договор, что подтверждают все, в том числе и МАГАТЭ. Все участники и партнеры признают действия Ирана. Стратегия США, судя по всему, заключается в том, чтобы заставить Иран совершить ошибку, выйти из соглашения. В Тегеране напоминают, что если договора не станет, радикалы подтолкнут страну к созданию ядерного оружия. Это ответ на новые санкции США и в то же время скоординированная реакция, так как с формированием нового правительства Роухани прослеживается его стремление укрепить отношения с духовенством и в частности верховным лидером Али Хаменеи. Таким образом, Иран стремится показать, что выполняет договор, и продемонстрировать США, что у санкций, которые он готов терпеть, есть пределы. В конце концов, стоит вспомнить, что по подписанным в июле 2015 года договоренностям Иран должен был сократить свою ядерную программу в обмен на снятие санкций.


Милад Джокар: В словах Роухани нет ничего нового. Это ответ на множество нападок со стороны Дональда Трампа по поводу соглашения о ядерной программе, которое он грозит разорвать с начала кампании. Слова Роухани на фоне проходящего в парламенте голосования по кандидатурам министров напомнили, что Трамп обвиняет Иран в нарушении духа соглашений, хотя МАГАТЭ подтверждает полное их выполнение. Роухани делает жесткое заявление, как любой другой президент, и отмечает, что если США хотят выйти из договора, Иран готов в ближайшее время возобновить ядерную программу. В этом нет ничего нового. Наверное, его слова были не совсем точно переведены. Он использовал сослагательное наклонение.


— Что на самом деле стоит за возвращением к ядерной угрозе? Это просто провокация или же реальное намерение, которое может опираться на враждебное отношение администрации президента Трампа к Тегерану, а также успехи северокорейской ядерной программы?


Тьерри Ковий: Нет, это просто ответ на новые санкции. Иран стремится остаться в рамках соглашения, но напоминает, что при его отсутствии ничто не помешает ему возобновить ядерную программу. Он все еще является участником договора о нераспространении ядерного оружия. Тем не менее стоит напомнить, что во время его подписания нашлись радикалы, которые выступали против и считали это слишком большой уступкой для Запада. Иран не менял стратегию. Все это — просто ответ на американские санкции.


Милад Джокар: Я бы не стал использовать слово «угроза». Речь идет о том, чтобы показать, что никто не заинтересован в том, чтобы Дональд Трамп вышел из соглашения. Послание также предназначено для Европейского союза, который обладает определенными интересами и тоже держится за договоренности. Дональд Трамп в свою очередь не раз твердил о стремлении расторгнуть «худший договор», что он когда-либо видел. В такой обстановке Роухани отвечает, что он не заинтересован в выходе из соглашения, и что, если это случится, Иран возобновит ядерную программу. Сегодня Роухани старается привлечь иностранных инвесторов для подъема иранской экономики при соблюдении условий соглашения.


— Какой реакции следует ждать от Вашингтона? Как далеко все может зайти? С какими последствиями для баланса сил в регионе?


Тьерри Ковий:
Сложный вопрос. О стратегии США пока что трудно сказать что-то определенное. За исключением утверждений о том, что Иран — источник зла и всех бед. Решение Трампа поддержать Саудовскую Аравию лишь обостряет напряженность в регионе. Достаточно взглянуть на противостояние Саудовской Аравии и Катара. Как бы то ни было, Иран присутствует во всех зонах боевых действий в регионе: Ирак, Сирия, Афганистан. К чему может привести эта стратегия безудержной демонизации? Ведь если напасть на Иран, это даст толчок национализму, в котором все объединятся против новой угрозы.


Милад Джокар: Приближается важный момент. В октябре президенту Дональду Трампу придется вновь подтвердить соблюдение или нарушение Ираном соглашения по ядерной программе. Скорее всего, Иран уже в восьмой раз выполнит все условия, по оценкам МАГАТЭ. Сейчас же Трамп хочет добиться того, чтобы Иран сам вышел из договора. Иранцы же ответили ему: «Мы не попадем в эту ловушку и будем выполнять договор». Если Трамп хочет выйти из соглашений, вся вина ляжет на США. Что касается политики на Ближнем Востоке, сохранение экономических и дипломатических отношений с Ираном очень важно для реструктуризации региона, которому необходимо стать прочнее в экономическом плане. Касательно его геостратегического положения, Иран все еще остается настоящим столпом, поскольку занимает центральную позицию на «Шелковом пути» (стратегия Китая) и всегда был движущей силой экономики региона.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.