Адам Осмаев сказал: «Я вас проверил, когда вы вышли на меня». Этот ученик привилегированной частной школы, ставший чеченским полевым командиром, усмехнулся и уселся вместе со мной за стол в киевском ресторане суши. «Я знаю, что вы не собираетесь меня убивать», — добавил он.


Это прозвучало как шутка, однако Осмаев и его жена Амина Окуева носят под одеждой пуленепробиваемые жилеты.


В нашей встрече был некий невысказанный подтекст и небольшая неловкость. В последний раз, когда Осмаев встречался с западным журналистом (как он считал), интервью закончилось тем, что репортер несколько раз выстрелил в него, а Окуева в репортера.


Заказав шоколадный торт с чаем, Окуева усмехнулась и подтвердила, что она также прячет в одежде оружие. Ее новый пистолет гораздо лучше того, из которого она всадила три пули в «журналиста из Le Monde».


«„Глок" прекрасное оружие, — сказала она. — Очень быстрое. Лучше, чем „Макаров"». Позже она призналась, что ее кота тоже зовут Глок.


В рассказе о неудачной попытке убийства, совершенной 1 июня, есть все элементы книжного триллера: тщательно разработанная легенда, харизматичный убийца и невероятное спасение Осмаева и Окуевой.


Амина Окуева по специальности врач, но она очень любит оружие. Эта пара входит в число самых известных чеченских эмигрантов, которые до сих пор борются за отделение Чечни, хотя сопротивление сепаратистов было подавлено, когда российская армия в начале 2000-х годов одержала победу во второй чеченской войне.


Они заявляют, что никак не связаны с джихадистами, ведущими партизанские действия на Северном Кавказе, но открыто говорят о том, что воюют с Россией и с пользующимся кремлевской поддержкой правителем Чечни Рамзаном Кадыровым.


С 2014 года они вместе с украинскими войсками ведут борьбу против пророссийских сепаратистов на востоке Украины.


О невероятном путешествии Осмаева из стен одной из самых престижных частных школ Британии на поля сражений восточной Украины рассказывали не единожды, в том числе, об ордере на арест, выданном Интерполом, и о тюремном сроке за попытку покушения на российского руководителя Владимира Путина.


33-летний врач Окуева стала снайпером и утверждает, что убила «несколько десятков» вражеских солдат на востоке Украины, получив за это в награду именной пистолет от Министерства внутренних дел. Это тоже хорошо известная личность.


Связавшийся с ними летом корреспондент Le Monde интересовался биографиями обоих. Он сказал, что его зовут Алекс Вернер (Alex Werner). Он очень хорошо говорил по-русски, но с французским акцентом. А еще у него была визитная карточка с логотипом газеты Le Monde, сказал Осмаев.


Вернер (как оказалось, это не настоящее его имя) был настроен весьма благожелательно, вел себя вежливо и учтиво. Как и многих иностранных корреспондентов, освещающих события на Украине, его интересовала война, а также вопрос о том, выполняет ли правительство Порошенко свое обещание побороть коррупцию.


А еще он был весьма обаятелен.


«На нашу первую встречу он принес Амине цветы. Но она не любит цветы. Знаете, у нее есть такая шутка: „Лучше бы подарили патроны", — рассказывает Осмаев на английском языке с сильным акцентом. — А он ответил: „Вот как? Тогда я знаю, что подарить. У меня как раз есть то, что нужно"».


«Он был очень хороший актер. Своей уверенностью он, знаете ли, одурачил нас», — признается Осмаев. Во время четвертой встречи, когда они ждали Вернера в машине, чтобы поехать, как он сказал, во французское посольство, этот человек преподнес свой «подарок». Вытащив блестящую красную подарочную коробочку, украшенную золотыми надписями, он попросил эту пару пересесть на заднее сиденье, поскольку хотел «снять их реакцию».


И лишь когда Вернер открыл коробку и достал оттуда заряженный полуавтоматический пистолет, Осмаев понял, что они оказались в ловушке в двухдверном автомобиле. Мужчины одновременно ухватились за пистолет, причем убийца схватился за рукоятку, а Осмаев за ствол. Осмаев получил пулю в руку, а затем в грудь, после чего оружие дало осечку. Окуева быстро достала свой собственный пистолет и несколько раз выстрелила в киллера, а потом заклеила мужу раны кровоостанавливающим средством Сellox, которым пользуются военные медики.


Им очень повезло. Осмаев потерял полтора литра крови. Пули пробили ему правое легкое, печень и кисть руки, но уже очень скоро он выписался из больницы.


Окуева получила от министра внутренних дел второй наградной пистолет за свои действия. Но она говорит что открыть ответный огонь ей удалось лишь благодаря стремительной реакции мужа. «Иначе он мог убить нас обоих за пару секунд, — заявляет она и пожимает плечами. — Я рада, что все так получилось».


Вернер тоже выжил после этой перестрелки. Украинская полиция установила, что его зовут Артур Денисултанов-Курмакаев. Он чеченец, в прошлом известная личность в преступном мире Санкт-Петербурга. Считается также, что он работал на президента Чечни Рамзана Кадырова.


Давая в тюрьме интервью, Денисултанов отрицал, что это была попытка убийства. Естественно, никакого отношения к Le Monde он не имеет.


Нападение на Осмаева стало одним из нескольких резонансных покушений на убийство в украинской столице.


С лета 2016 года в Киеве произошла целая серия подрывов автомобилей и нападений с применением огнестрельного оружия, в результате которых погиб известный независимый журналист Павел Шеремет, покинувший Россию депутат Денис Вороненков и высокопоставленный офицер военной разведки полковник Максим Шаповал. Очередное убийство произошло 9 сентября, когда в центре города в автомобиле взорвали чеченца и гражданина Грузии Тимура Махаури.


Отвечая на вопрос о том, на кого, по его мнению, работал Курмакаев, Осмаев сказал: «На российское ФСБ. Эти парни действительно думают, что я готовил покушение на Владимира Путина, а до этого на Рамзана Кадырова».


Он не признает, что у русских есть достаточно оснований для такого рода подозрений, но и не отрицает наотрез свою причастность.


Осмаев родился в Грозном в 1980-х годах. Он сын высокопоставленного советского руководителя из чеченской нефтяной промышленности. Его отец обогатился в начале девяностых годов во время дикого и неупорядоченного перехода к капитализму.


В 1994 году за несколько месяцев до начала первой кровопролитной войны между чеченскими сепаратистами и правительством Бориса Ельцина отец Осмаева отправил своего 13-летнего сына в престижную частную школу Виклифф-колледж в Котсуолд, чтобы тот получил «лучшее образование в мире».


Школу он окончил с хорошими оценками, после чего поступил в Букингемский университет. Но когда в 1999 году началась вторая чеченская война, он ушел из университета.


По словам Осмаева, именно в это время он вступил в так называемое «сопротивление», став боевиком в отрядах чеченских сепаратистов. Он занимался тем, что сопровождал по этой разрушенной войной республике людей, перевозил сообщения и оружие. В 2007 году Осмаева обвинили в подготовке покушения на руководителя Чечни Рамзана Кадырова, и он бежал в украинский портовый город Одессу, где проживает крупная община чеченских эмигрантов.


В этом городе познакомился с чеченкой Окуевой, которая училась в медицинском институте. До 2012 года Осмаев жил инкогнито, но потом обрел всемирную известность за подготовку очередного покушения — на сей раз, на Владимира Путина.


Он провел два года в украинской тюрьме, после чего обвинения были сняты, и в ноябре 2014 года Осмаев вышел на свободу. Он сразу же присоединился к группе чеченских боевиков, сражавшихся с пророссийскими сепаратистами на востоке страны. Отвечая на вопрос о том, есть ли какая-то доля правды в российских обвинениях, он заявил: «На самом деле, здешний суд сказал, что никаких улик и доказательств нет. Все было основано на показаниях одного человека».


По словам Осмаева, на суде он отказался от собственных показаний, заявив, что они были получены под принуждением, поскольку полиция грозила арестовать его друзей и родственников.


Так-то оно так. Но ведь это не то же самое, что отрицание причастности, не так ли?


Осмаев делает паузу, и здесь в разговор вклинивается Окуева. «Все хотят убить Путина, — говорит она с усмешкой. — Это нормально».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.