«Айоц ашхар»: Министр иностранных дел Азербайджана воодушевлен итогами встречи с сопредседателями Минской группы ОБСЕ в Москве и беспрецедентно оптимистично настроен в вопросе счастливой развязки «интенсивных и успешных переговоров». Следует ли из этого, что не за горами такое урегулирование карабахского конфликта, к которому стремятся в Баку?


Мигран Акопян: У меня нет больших ожиданий в связи с урегулирования конфликта в ближайшем будущем, потому что все это обусловлено дипломатической активностью Азербайджана и его основного пособника — Турции. Президент Турции недавно заявил, что Россия не верит в урегулирование конфликта на этом этапе путем выполнения четырех резолюций Совета безопасности ООН.


Это, по сути, означает, что президент Путина является сторонником сохранения статус-кво. Если добавим к этому заявление бывшего американского сопредседателя Метью Брайзы, что карабахский конфликт является исключительным примером сотрудничества России и Соединенных Штатов, то получается, что и США являются сторонниками нынешнего статус-кво.


То есть, деструктивная позиция Азербайджана привела к тому, что международное сообщество, в частности, Минская группа ОБСЕ в лице России, Соединенных Штатов и Франции солидарны в вопросе, что на данный момент пока нет взаимно приемлемого варианта урегулирования конфликта, и статус-кво должен сохраниться. Это, в свою очередь, означает, что заявления Азербайджана и Турции, что статус-кво больше невозможно сохранять, а Армения должна как можно скорее катапультировать и выполнить требования турецко-азербайджанского тандема, выбрасываются в мусорную урну истории самими сверхдержавами.


— Иными словами, надежда Эрдогана, что он приедет в Москву и убедит Путина оказать «незамедлительную помощь» Азербайджану для урегулирования конфликта в свою пользу, не оправдалась.


— Если «переведем» всю эту историю с дипломатического языка, то президент России сказал Эрдогану — не лезь туда, где твоего мнения не спрашивают.


— В чем цель визита Сергея Лаврова, по вашему мнению?


— В армяно-российской повестке есть много вопросов, которые нуждаются в обсуждении, и вопрос почему министр иностранных дел России едет в Армению, для меня, как минимум, кажется странным.


— Не только в Армению, но и в Азербайджан.


— У России серьезные интересы на Южном Кавказе, она представлена в регионе и в политических, и экономических, и военных плоскостях, и уж точно ей есть что обсудить, как с руководством Армении, так и Азербайджана.


— А карабахский вопрос не будет ключевым во время регионального визита Лаврова?


— Считаю, что ключевые или эпохальные вопросы, связанные с карабахским конфликтом, обсуждаться не будут.


— В последнем заявлении сопредседателей Минской группы говорится, с одной стороны, об уточнении повестки «субстанвных», то есть предметных вопросов, с другой стороны, о действиях, направленных на снижение напряженности на линии соприкосновения войск. Сопредседатели попытались совместить желания сторон, или поставили более сложные задачи перед ними? О каких «субстантивных» вопросах может идти речь, если Азербайджан под ними подразумевает одно — «возвращение территорий», при чем, незамедлительно и без предусловий?


— Сопредседатели всегда говорят, что переговоры должны быть предметными, тем более, что с 2014 года и даже со встречи в Казани переговоры, по сути, ведутся не вокруг предметных вопросов, а относительно продолжения вести переговоров. Можно сказать, что Минская группа ОБСЕ занята в основном проблемами управления конфликта, кризиса. Из-за деструктивной политики Азербайджана переговоры фактически находятся в буксующем формате «переговоры ради переговоров».


И в последний период армянская сторона тоже на уровне президента несколько раз заявляла, что переговоры должны быть предметными. Стороны должны встречаться, вести переговоры, обсуждать перспективы мирного урегулирования конфликта, а не превращать переговоры в обсуждения важности сохранения режима перемирия. Но для этого нужно, чтобы Азербайджан выполнил договоренности, достигнутые в Вене и Санкт-Петербурге.


— Не стоит ожидать многого от ожидаемой встречи Налбандян-Мамедъяров в рамках министров иностранных дел ОБСЕ в декабре?


— Конечно нет. Дипломатический процесс продолжается, но фундаментальных изменений в переговорном процессе, хотя бы в ближайшее время, я не вижу.


Интервью было записано накануне визита Лаврова в Ереван.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.