Владимир Путин посетил российскую базу Хмеймим, впервые ступив на сирийскую землю с начала военного вмешательства в поддержку режима Башара Асада в сентябре 2015 года.


По дороге в Египет, где 11 декабря состоялась его встреча с Абдул-Фаттахом Ас-Сисси, российский лидер совершил неожиданную остановку, отдав своим войскам приказ возвращаться «домой». «Хорошо, что мы встречаемся в такой обстановке, когда нам есть что отметить: имею в виду результаты совместной работы», — заявил он президенту Сирии, который ранним утром вышел встретить его у трапа Ту-214.


«Мною принято решение: значительная часть российского воинского контингента, находящегося в Сирийской Арабской Республике, возвращается домой, в Россию», — объявил глава государства. Как бы то ни было, почти то же самое он говорил еще 14 марта 2016 года в Москве. «Считаю, что задачи, поставленные перед Министерством обороны, в целом выполнены. Поэтому приказываю с завтрашнего дня начать вывод основной части нашей воинской группировки из Сирийской Арабской Республики», — заявил он министру обороны Сергею Шойгу. Кроме того, в ноябре Путин дважды упоминал окончание операций в стране.


Скепсис США


В Пентагоне новость восприняли с определенным скептицизмом. «Заявления России о выводе войск зачастую не сопровождаются реальным сокращением контингента и не меняют приоритетов США в Сирии, — заявил официальный представитель ведомства Адриан Рэнкин-Гэллоуэй (Adrian Rankine-Galloway). — Международная коалиция продолжит операции в Сирии и будет оказывать поддержку местным силам».


Президент Франции Эммануэль Макрон, в свою очередь, уже говорил, что военные операции коалиции против «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация, прим.ред.) будут идти до февраля 2018 года.


Как бы то ни было, в понедельник российский лидер посчитал нужным уточнить, что обе базы России в Сирии продолжат работу. «И если террористы вновь поднимут голову, то мы нанесем им такие удары, которых они пока и не видели», — пообещал он.


Этой поездкой Путин стремился в первую очередь перетянуть на себя провозглашенную «победу» над ИГ, хотя основные достижения в борьбе с джихадистским движением находятся на счету «Сирийских демократических сил». Это арабо-курдское объединение получает поддержку от международной коалиции, а в октябре взяло Ракку, сирийскую столицу «халифата».


Вопрос палестинских территорий


Как отмечает российский эксперт Дмитрий Тренин, новость о выводе войск означает конец кампании, но не военного присутствия России и не ее участия в политических дела региона.


После Сирии Путин тем же днем успел побывать в Египте и Турции. Ускоренное дипломатическое турне на Ближнем Востоке позволяет президенту-кандидату (недавно он заявил о решении баллотироваться на четвертый срок) закрепиться в самом центре международной игры в тот самый момент, когда США Дональда Трампа сеют разброд среди партнеров.


Россия намеревается извлечь выгоду из своей роли в Сирии, а также упрочить свое присутствие в других странах, например, в Ливии, где на нее устремлено все больше взглядов. Идет она и по пути сближения с Египтом, традиционным союзником США. Как писала 30 ноября The New York Times, стороны уже заключили принципиальную договоренность по использованию российской военной авиацией египетского воздушного пространства и баз.


В Каире, где египетский переводчик Ас-Сиси называл его «Ваше Величество», Путин поднял вопрос палестинских территорий и призвал к возобновлению палестино-израильских переговоров по статусу Иерусалима, который Вашингтон недавно признал столицей еврейского государства.


В Анкаре, где у него состоялась беседа с турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом, российский лидер осудил американское решение, которое «не помогает урегулированию ситуации на Ближнем Востоке, а наоборот, дестабилизирует и без того сложную обстановку в регионе», и выступил за прямой диалог Израиля с Палестиной.


Конгресс сирийского национального диалога в Сочи


Как бы то ни было, на встрече с турецким союзником Путин сделал упор на проведении Конгресса сирийского национального диалога в Сочи в начале следующего года. В конце ноября этой теме был посвящен саммит двух лидеров и президента Ирана Хасана Роухани, однако им так и не удалось решить все спорные вопросы.


На базе Хмеймим президент поблагодарил выстроившихся по стойке «смирно» военных за «искоренение того абсолютного зла, которым является терроризм». Хотя точное число развернутых в стране войск (по разным оценкам, речь идет о нескольких тысячах человек) не называлось, Путин перечислил их: «Летчики, моряки, силы спецопераций, разведка, военнослужащие органов управления и снабжения, военной полиции, медицинской службы, саперы, советники в боевых порядках сирийской армии проявили лучшие качества русского, российского солдата». Упоминались и «потери», точных данных по которым тоже нет.


«Меня все же слегка удивляет, что Россия приписала себе военную победу над ИГ», — отметил 8 декабря министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан (Jean-Yves Le Drian). В Москве резко отреагировали на эти слова. «За три года своего существования коалиция только недавно добилась первого «результата» в борьбе с ИГ в Сирии — уничтожив массированными бомбардировками Ракку вместе с мирными жителями», — говорится в пресс-релизе Министерства обороны России.