Генерал Бен в своей статье назвал заявление Трампа катализатором в процессе разрушения палестинского национализма («Гаарец», 7.12). Но в действительности все наоборот. Палестинскому национализму несколько десяток лет, он возник и существует как противостояние другому национальному движению — сионизму. Его создание, рост и успехи вытекают в основном из борьбы с еврейским движением. Мы построили — они разгромили. Мы создали государство — они объявили войну. Мы развивались — они обратились к терроризму.


Как считают сами палестинцы, без этой борьбы с сионизмом палестинское общество снова станет разобщенным, подобно многим арабским государствам Ближнего Востока. Заявление Трампа — это подарок палестинцам, интересы которых с каждым годом волнуют мировое сообщество все меньше. Он дал им возможность устроить ещё «дни гнева», тем самым вернуться на мировую арену и продвигать свои интересы.


Также по словам палестинских мыслителей, деятельность палестинских националистов является следствием волны терроризма в 20-х и 30-х годах ввиду массовой репатриации в Израиль и развития сионизма. Наиболее значимым толчком стала шестидневная война: до завоевания Западного берега и сектора Газы большинство палестинцев были «лишним населением» Иордании и Египта, и, уж конечно, не могли требовать политической независимости. Поражение арабов в 1967 году дало палестинцем повод, на этот раз при поддержке мировой общественности, «узаконить» их национальную борьбу, применяя терроризм.

 

Так, используя инструменты дипломатии и оружие террора, палестинцы достигли значительных результатов, главным из которых стало соглашение в Осло. Территории и полномочия, которые они получили более двадцати лет назад, заложили прочную основу для создания государства. Если бы они направили свои усилия на формирование правительственных учреждений, палестинское государство существовало бы уже давно.


Однако палестинцы под предводительством Арафата, а затем Махмуда Аббаса и ХАМАС продолжали держать в одной руке ружьё и благотворительный ящик в другой, причём значительная сумма пожертвований шла на вооруженную борьбу. Так, несмотря на щедрые предложения Израиля, стремившегося к прекращению конфликта и готового пойти на компромиссы, палестинцы предпочли продолжить борьбу.


И они знают, почему. Правящая палестинская прослойка, интеллигенция, военная элита — все они живут за счёт национальной борьбы. Именно благодаря ней они получают пожертвования от арабских государств. Но главное — это то, что за счёт этой борьбы они сохраняют свою национальную идентичность. Для них вероятность, что однажды конфликт будет решен, это угроза, а не надежда. Ведь разрешение конфликта будет означать конец палестинского национализма.


Нет, я не игнорирую действительность. Во-первых, и на счету сионизма есть немало злодеяний в отношении палестинцев. Во-вторых, какими бы ни были истоки палестинского национализма, он существует. Более того, у палестинцев, как и у всех остальных, есть законное право на самоопределения. И, наконец, очевиден интерес Израиля решить палестинскую проблему путём полного отделения от них.


Как говорится, «с палестинской стороны партнера нет». Принято считать, что палестинцы не готовы на компромиссы, однако, по всей видимости, причина кроется глубже. Палестинцам необходим этот конфликт для их самоопределения. Поэтому заявление Трампа стало для них настоящим рождественским подарком: еще один повод для борьбы, ещё один всплеск национального сознания. Сознания, которое затухнет при отсутствии борьбы.