Российские дипломатические круги ищут причину, по которой Ливан демонстрирует свое безразличие по вопросу установления хороших отношений с Москвой на фоне визита президента Владимира Путина сначала в Сирию, потом Египет и Турцию. Если бы его пригласили или отношения между Россией и Ливаном были нормальными, Путин мог бы также посетить аэропорт Бейрута, поскольку в Ливане достаточно безопасно.


Российские военные заявили, что во время визита министра обороны Ильяса Мурра в Москву они предложили ливанской армии 10 военных самолетов МиГ-29 (один важнейших российских самолетов) на безвозмездной основе, обслуживание самолётов в течение пяти лет и подготовку ливанской армии. Вдобавок ко всему ливанской армии были предложены 40 вертолетов Ми-8. Это боевые вертолёты, которые выпускают ракеты по танкам и бронетехнике, они способны легко маневрировать и сыграли большую роль в боевых действиях во всех странах, которые купили у России эти вертолёты. Предполагается, что вертолёты Ми-8 также будут предоставлены Ливану в рамках безвозмездной помощи ливанской армии.

 


Кроме того, Москва сообщила министру обороны Ливана Ильясу Мурру, что предоставит стране 150 танков Т-72 по цене 50 тысяч долларов за танк, хотя его фактическая стоимость составляет 11 миллионов долларов, учитывая прочные связи между российской и ливанской армиями. В ходе прошлого визита ливанского министра в сопровождении высокопоставленных ливанских офицеров Россия заявила, что в течение двух лет способна сделать из ливанской армии ударную силу на ее территории и на границах, а также предоставить системы для запуска ракет «Катюша» со снарядами калибра 122 и 182 мм. Дальность действия «Катюши» со снарядами калибра 182 мм достигает 50 километров. Однако ливанская сторона, когда министр обороны Ильяс Мурр вернулся в Москву, не ответила на российскую инициативу, проигнорировало это предложение и отказалась принять 10 истребителей МиГ-29, 40 вертолетов Ми-8, а также 150 танков Т-72. Последние являются очень современными российскими танками, однако уступают танкам последней разработки Т-92 наряду с американскими и французскими танками.


Москва молчит, а российские дипломатические круги сохраняют оптимизм, несмотря на то, что Ливан не сотрудничает с Россией в военном отношении, хотя у неё очень большая армия, которая способна предоставить боеприпасы, танки, ракетные системы «Катюша» и сверхзвуковые истребители М-29, которые могут поражать любые цели на земле.


По словам российских дипломатических источников, Ливан отверг инициативу России в отношении к ливанской армии под давлением США. Как следствие, президент Путин дал указание игнорировать отношения с Ливаном, хотя роль российского посла в Бейруте довольно высока. Так, российское руководство решило не приглашать ливанских чиновников посетить Россию.


Россия шаг за шагом отдалялась от Ливана, тем более, что президент России Владимир Путин — человек с очень сильным и жестким характером — как известно, безжалостен в своих решениях даже внутри российской армии, причем в каждом своём решении он действует на пределе. Об этом свидетельствует твердость и сила президента Путина: когда режим Башара Асада был близок к краху в Сирии и сирийская армия контролировала всего лишь 17% территории страны, Путин отдал приказ, чтобы в течение 48 часов российские истребители вылетели по направлению к авиабазе «Хмеймим» на побережье Средиземного моря. Сначала туда прибыли 60 боевых самолетов, затем их число выросло до 100, и в течение трех дней они начали бомбардировку всех участков, где базировались силы, противостоящие президенту Башару Асаду и сирийской армии.


Впервые в истории воздушных бомбардировок боевых самолетов (чего не делала даже армия Соединённых Штатов во время вторжения в Ирак и армия Израиля) российские самолеты совершили 7000 рейдов за месяц, нанеся удары по объектам экстремистских и террористических организаций в Сирии. Ежедневно они поражали около 250-300 целей радикальных организаций, «Исламского государства» (запрещена в РФ — прим. ред.) и «Джебхат ан-Нусры». Прошло два месяца, пока сирийская армия не стала контролировать уже 62% территории страны, включая Пальмиру, сельскую часть провинции Хомс, а также город Хомс, город Хаму и деревни в этой провинции. Правительственные войска достигли населённого пункта Кассаб, выходящего к городу Латакия, откуда боевики обстреливали родной город президента Башара Асада Кардаху. Российские самолёты вытеснили экстремистские организации из Кассаба и ударили по Идлибу, Алеппо и районам вокруг него, пока не одержали победу над экстремистами. Так что кто действительно освободил Алеппо, так это российская авиация, поразившая все цели оппозиции. Когда сирийская армия и иранские силы вошли в Алеппо, российские самолёты полностью расчертили для них путь.


Как следствие, на сайте российской газеты «Правда» сказано, что президент Владимир Путин не включил и не включит Ливан в программу своих визитов на Ближний Восток, поскольку Ливан не разъяснил свою фактическую позицию по российской инициативе, выдвинутой военным руководством страны, и предпочитает не сотрудничать с российской армией. В то же время ливанская армия по-прежнему получает обычное оружие, а самое важное оружие она получает от Соединенных Штатов.

 

Если Ливан не предпримет какую-либо инициативу в отношении России, президент Владимир Путин продолжит игнорировать отношения с этим государством и не будет поддерживать его позицию ни в ООН, ни в регионе Ближнего Востока. Россия не будет выступать против Ливана, но сохранит дипломатические отношения на уровне послов. Что касается министерского уровня, то Путин полностью запретил российским министрам посещать Бейрут.


Ливанский депутат Амаль Абу Заид, который имеет прочные отношения с Москвой, пытался сблизить взгляды сторон и улучшить отношения между Москвой и Бейрутом. Абу Заид является членом «Свободного патриотического движения» и очень близок к президенту Ливана Мишелю Ауну, однако ему не удалось сблизить взгляды сторон или изменить позицию заместителя министра иностранных дел России. Кремль ответил, что Россия больше не выступит с инициативами по отношению к Ливану после визита министра обороны Ильяса Мурра и его отказа от российского предложения.