Вашингтон. — В уходящем году Соединенные Штаты сталкивались с колоссальными проблемами в отношениях с Северной Кореей, Китаем и Россией, а также в своей борьбе против международного терроризма. Однако американцев должен вдохновлять тот прогресс, которого добивается Государственный департамент и Агентство международного развития США в борьбе за мир во всем мире и стабильность.


Когда президент Трамп занял свой пост, он назвал самой большой угрозой для безопасности США Северную Корею. Он отказался от провальной политики стратегического терпения. Вместо нее мы начали проводить политику давления, применяя дипломатические и экономические санкции. В этом году Совет Безопасности ООН единогласно проголосовал за принятие трех самых жестких за всю его историю резолюций по санкциям, в том числе, за запрет на экспорт некоторой северокорейской продукции, такой как уголь, железо, морепродукты и текстиль.


Соединенные Штаты призывают союзников и партнеров в одностороннем порядке оказывать давление на Северную Корею, дабы заставить этот режим изменить свое поведение. Многие откликаются на такие призывы и предпринимают позитивные действия, отказываясь от торговли с КНДР, разрывая дипломатические связи с этой страной и выдворяя северокорейских рабочих. Благодаря нашей мирной кампании давления нам удалось лишить Северную Корею примерно 90% ее экспортных доходов, значительная часть которых шла на создание незаконного оружия.


Мы надеемся, что такая международная изоляция заставит режим пойти на серьезные переговоры об отказе от программ по созданию ракетно-ядерного оружия. Возможности для диалога сохраняются, однако мы четко заявляем о том, что режим должен заслужить право вернуться за стол переговоров. Пока в Северной Корее не начнется процесс денуклеаризации, давление будет сохраняться.


Центральной составляющей нашей стратегии давления на Северную Корею являются попытки убедить Китай применить свои решающие рычаги экономического воздействия на Пхеньян. Пекин ввел некоторые запреты на импорт, а также санкции, но он может и должен сделать гораздо больше. Мы также будем продолжать отстаивать американские интересы в других областях, борясь с торговым дисбалансом, с кражами интеллектуальной собственности, и противодействуя военной активности Китая в Южно-Китайском море и других местах, потому что такая активность вызывает большую тревогу. Усиление экономической и военной мощи Китая требует, чтобы Вашингтон и Пекин серьезно рассмотрели вопрос о том, как выстраивать свои взаимоотношения на предстоящие полвека.


Разгром терроризма остается одним из высших приоритетов президента. Агрессивная стратегия администрации по противодействию «Исламскому государству» (запрещено в России — прим. перев.) дает больше полномочий американскому военному командованию и возможностей командирам на поле боя. Наши войска обрели свободу действий и могут сегодня оперативно проводить свои операции во взаимодействии с местными силами. В результате Глобальная коалиция по разгрому ИГИЛ наращивает свои действия и к настоящему времени освободила практически всю территорию в Ираке и Сирии, которую ранее контролировал ИГИЛ. Наши военные помогают очищать Ирак и Сирию от боевиков «Исламского государства», а наши дипломаты оказывают гуманитарную помощь и содействие в таких вопросах как разминирование, восстановление водо- и электроснабжения, а также возобновление учебы в школах.


Решимость остановить исламский терроризм и экстремизм заставила администрацию принять новую южноазиатскую стратегию, в центре которой находится Афганистан. Нельзя допустить, чтобы эта страна стала прибежищем для террористов, как это было до террористических атак 11 сентября. Пакистан должен вносить свой вклад в борьбу с террористическими группировками, действующими на его территории. Мы готовы в партнерстве с Пакистаном бороться и уничтожать все террористические организации, которые ищут безопасные укрытия, однако Пакистан должен продемонстрировать свое желание сотрудничать с нами.


Что касается России, то у нас нет иллюзий относительно того режима, с которым мы имеем дело. Сегодня у США плохие отношения с усиливающейся Россией, которая за последнее десятилетие осуществила вторжение на территорию соседних стран: Грузии и Украины, и которая подрывает суверенитет западных государств, вмешиваясь в наши выборы. Назначение бывшего американского представителя в НАТО Курта Волкера специальным представителем по Украине является отражением нашего стремления восстановить суверенитет и территориальную целостность этой страны. В отсутствие мирного урегулирования ситуации на Украине, которое должно начаться с выполнения Россией Минских соглашений, возврата к нормальным отношениям с Москвой не будет.


Бдительно наблюдая и противодействуя российской агрессии, мы признаем необходимость работать с этой страной в тех областях, где наши интересы совпадают. Нагляднее всего это проявляется в Сирии. Теперь, когда президент Владимир Путин присоединился к женевскому политическому процессу под эгидой ООН, который нацелен на обеспечение нового будущего для Сирии, мы рассчитываем на то, что Россия доведет дело до конца. Мы убеждены, что в результате этих переговоров Сирия освободится от Башара аль-Асада и его семьи.


И наконец, неполноценная ядерная сделка с Ираном больше не находится в центре внимания нашей политики по отношению к этой стране. Сегодня мы рассматриваем иранские угрозы в комплексе. Такая стратегия предусматривает восстановление альянсов с нашими партнерами на Ближнем Востоке. Так, в ноябре мы помогли восстановить дипломатические отношения между Ираком и Саудовской Аравией. Мы продолжим работу с нашими союзниками и с конгрессом в поисках путей исправления многочисленных изъянов ядерной сделки. В то же время, мы вместе со своими единомышленниками будем прилагать усилия, чтобы наказать Иран за нарушения обязательств в ракетно-ядерной сфере и за его действия по дестабилизации региона.


Я горжусь тем, чего достигли в этом году наш Госдепартамент и Агентство международного развития во всем мире. Мы будем продолжать эти усилия в 2018 году и далее. В этих целях мы перестраиваем деятельность Госдепартамента, чтобы сделать работу его подразделений более эффективной.


Такая перестройка предусматривает не только изменения в организационной структуре Госдепартамента. Осуществляя перемены, мы должны искоренить те ключевые проблемы, которые привели к неэффективности и неудачам в работе. Оптимизируя свою кадровую политику и системы информационных технологий, приводя наш персонал и ресурсы в соответствие с американскими стратегическими приоритетами, а также отказываясь от дублирования функций, мы даем нашим людям больше возможностей для профессионального роста и больше времени для решения глобальных проблем, чему они посвятили свою профессиональную жизнь.


Просыпаясь по утрам, я в первую очередь думаю, как я вместе со своими коллегами по Госдепартаменту при помощи дипломатии могу предотвратить убийства людей по всему миру, прекратить их мучения и лишение прав. Несмотря на существующие проблемы и вызовы, я по-прежнему с оптимизмом смотрю на нашу дипломатию и считаю, что она способна урегулировать конфликты и отстаивать американские интересы. Моя уверенность основана на знании того, что в Госдепартаменте своей повседневной работой занимаются настоящие патриоты и преданные сотрудники, которые действуют самоотверженно, терпеливо и настойчиво, продвигая демократические ценности во всем мире и защищая право наших граждан на жизнь, свободу и счастье.


Рекс Тиллерсон — государственный секретарь США.


***


Комментарии читателей


June Yokell

Это прекрасно, что вы гордитесь. К сожалению, у многих американцев совсем другие чувства. Известно ли вам, что многие люди в нашей стране в ужасе, что они испытывают чувство горечи и стыда из-за вас и сегодняшнего обитателя Белого дома? Известно ли вам, что во многих странах люди считают Дональда Трампа и соответственно вас величайшей угрозой для человечества и мира? Наслаждайтесь теми налоговыми послаблениями, которые вы получили, наслаждайтесь слабыми ограничениями на компании, такие как «Эксон». Вы гордитесь, и в то же время разрушаете мир. А я не горжусь тем, что вы сделали. Нисколько.


Kyle Schwartz
Эта редакционная статья — не более чем новая иллюстрация ошибочных представлений госсекретаря о рычагах американской власти. Похоже, Тиллерсон думает, что «жесткие разговоры» с самыми неуступчивыми государствами дадут больше результатов, нежели создание и сохранение стратегических альянсов со сговорчивыми партнерами во всем мире.


Safe upon the solid rock
Если Тиллерсон гордится своей дипломатией, то я могу сказать лишь то, что он очень сильно понизил ее планку. Наши союзники оставили нас. Тот вакуум, который мы создали в мировом лидерстве, заполняют Китай, Россия и даже Франция. Мы отреклись от своей нравственной ответственности, выйдя из Парижского соглашения. Госдепартамент лежит в руинах, моральное состояние там ужасное. Оттуда уходят лучшие дипломаты. И ситуация лишь ухудшается, а не становится лучше. Подобно многим в администрации Трампа, Тиллерсон живет в альтернативной реальности, если он испытывает чувство гордости.