Два раза за последние сто лет независимость и свобода нам доставались даром. Мы за них не заплатили достойной цены и поэтому не оценили такого подарка.


Неприятные слова скажу. Праздновать нам нечего. Провозглашенное 99 лет назад воссоединение («Акт злуки») Украинской народной республики (УНР) и Западно-Украинской народной республики (ЗУНР) в действительности так и не состоялось.


Слабые, самовлюбленные, бездарные политики, многих из которых сегодня почитают как героев, сразу же после помпезного провозглашенного воссоединения с новыми силами принялись растаскивать Украину по своим маеткам и мелким интересам. Две Украины так и не были объединены ни политически, ни экономически, ни в военном отношении. И менее чем через год Акт был денонсирован правительством ЗУНР.


И когда мы вспоминаем героев Крут, то это, конечно, подвиг — подвиг маленького отряда патриотов. Но это, безусловно, и позор — позор тогдашней независимой Украины, неспособной выставить против шайки большевиков хоть кокой-то реальный боеспособный военный отряд.


Это и позор современной независимой Украины, без боя отдавшей Крым, и не защитившей Донбасс, и продолжающей торговать с агрессором, и ездить к агрессору на заработки, и смотреть российские сериалы… И попрошайничать у всего мира, выклянчивая деньги на защиту западных ценностей и демократии, в то время когда в самой Украине эти самые ценности, и эта демократия, и уже сами права человека превращаются в пустой звук. А звон монет, зарабатываемых «элитой» на войне, становится все громче и громче…


И когда нас убеждают в том, что у нас нет выбора, — это неправда. В 1940 году такой же выбор был у Черчилля и у всей британской нации: капитулировать или продолжать сражаться. Черчилль выбрал войну, заглушив своей энергией, своей страстью к победе, своей яростью к врагу голоса тех английских политиков, которые выступали за мирные переговоры с Гитлером. «Нации, которые сопротивляются, даже если они и проиграли войну, — возрождаются. Те же, кто отказывается от сопротивления, — исчезают.»


Два раза за последние сто лет независимость и свобода нам доставались даром. Мы за них не заплатили достойной цены. Поэтому мы не оценили такого подарка судьбы сто лет назад и не ценим его сейчас. Но очень скоро придется все же заплатить по всем счетам сполна. Или исчезнуть.