11 января глава миссии МВФ на Украине направил в администрацию украинского президента письмо, в котором подверг критике проект закона об Антикоррупционном суде, внесенный на рассмотрение Верховной рады в декабре 2017 года. В документе говорится, что некоторые положения законопроекта ставят под вопрос эффективность и независимость нового органа и противоречат тем обязательствам, которые взял на себя Киев. Создание Антикоррупционного суда — это основное условие для продолжения сотрудничества МВФ с украинским государством. Спустя несколько дней письмо похожего содержания поступило от Всемирного банка, который пригрозил лишить Украину гарантий на сумму 800 миллионов долларов.


Претензии к законопроекту Петра Порошенко появились также у Европейской комиссии. Единственным высокопоставленным представителем киевских властей, который оценил уровень угрозы, стал бывший министр финансов Александр Данилюк. Он заявил, что блокирование реформ положит конец сотрудничеству с МВФ. При этом он исключил возможность появления новой программы взаимодействия с Фондом, отметив, что тот не изменит своих требований. В свою очередь, заместитель главы Национального банка Дмитрий Сологуб отметил, что если до конца второго квартала Украина не получит очередной транш, программа сотрудничества с МВФ будет фактически завершена (официально она заканчивается в первом квартале 2019 года).


После так называемой революции достоинства Украина, стоявшая в тот момент на краю банкротства, получила кредитную поддержку из нескольких источников, в первую очередь от МВФ и ЕС. Программа расширенного финансирования, одобренная в марте 2015 года, предусматривала предоставление Украине кредита в размере 17,25 миллиарда миллиардов долларов. До настоящего момента в четыре этапа было выделено 8,7 миллиарда. ЕС в рамках программы макрофинансовой помощи перечислил Киеву за этот период 2,81 миллиарда долларов. В обоих случаев для получения первых траншей Украине не пришлось выполнять никаких условий, а для выделения следующих ей требовалось провести ряд реформ, в том числе в сфере борьбы с коррупцией. Требования ЕС при этом служили дополнением к требованиям МВФ.


В последние месяцы и Фонд, и Евросоюз усилили давление на Киев, требуя активизировать процесс проведения реформ и создать Антикоррупционный суд. Первым серьезным сигналом, указывающим на то, что Запад начал терять терпение, стало принятое в декабре прошлого года решение, в результате которого Украина не получила очередного транша финансовой помощи в размере 600 миллионов евро. Также не появилось никаких официальных заявлений о том, что программа помощи Киеву будет продолжена.


Начатый в 2014 году процесс создания системы органов, отвечающих за борьбу с коррупцией, остается незавершенным. На Украине появились Национальное антикоррупционное бюро и Специализированная антикоррупционная прокуратура, однако, им не удалось довести дела против политиков и чиновников до обвинительных приговоров, поскольку украинская система правосудия не обладает полной самостоятельностью. Независимый Антикоррупционный суд станет последним элементом цельной системы и позволит начать реальную борьбу с коррупцией в высших эшелонах власти. О том, что этим пора заняться, говорит не только Запад, но и украинские активисты. Украинцы во всех опросах общественного мнения называют коррупцию главной проблемой страны, а представители предпринимательских кругов считают ее основным препятствием на пути к улучшению экономической ситуации.


В свою очередь, украинские политические элиты не хотят появления эффективного механизма борьбы с коррупцией и стараются лишить независимости уже функционирующие институты. В частности, в декабре прошлого года председатели двух фракций, входящих в правящую коалицию («Блок Петра Порошенко» и «Народный фронт»), предложили проект поправок в закон о Национальном антикоррупционном бюро, который предусматривал упрощение процедуры отставки главы этого органа. Голосование в итоге не состоялось из-за давления со стороны международных сил (в первую очередь Вашингтона и Брюсселя).


Почти все представители украинского истеблишмента, в котором после 2014 года появилось относительно немного новых лиц, видят в Антикоррупционном суде угрозу своим интересам. В связи с этим власть при поддержке большей части оппозиционных сил старается помешать созданию суда или сделать его зависимым от руководства страны, чтобы он не смог превратиться в эффективное средство борьбы с коррупцией. Запад остается единственным кредитором Украины, до сих пор нуждающейся в финансовой помощи.


Еще одна проблема связана с тем, что пик выплат по заграничным кредитам придется на 2018-2021 годы, когда Киев будет должен вернуть около 12 миллиардов долларов (эта сумма соответствует 12% ВВП). Кроме того, государственной компании «Нафтогаз» предстоит выплатить Газпрому 2 миллиарда долларов, а суд в Лондоне рассматривает дело в отношении долга Украины к России (так называемый долг Януковича, размер которого составляет 3 миллиарда долларов). Помимо этого, олигарх Игорь Коломойский подал в Стокгольмский арбитраж иск, требуя от украинского государства компенсации в размере 4,7 миллиардов долларов.


В сложившейся ситуации у киевских властей практически не остается поля для маневра. Если сотрудничество с МВФ прекратится, получить средства из других источников (финансовые рынки) будет крайне сложно, если не невозможно. Ситуацию усугубляет шаткая стабильность украинской экономики, которая после глубокого кризиса 2014-2015 годов начала демонстрировать небольшой рост (2,3% в 2016 и около 2% в 2017).


В предыдущие годы украинское руководство выполняло большинство требований, которые выдвигали в рамках сотрудничества МВФ и ЕС, однако, расплачиваться за это приходилось украинцам. Среди самых непопулярных шагов можно упомянуть пенсионную реформу, а также резкий рост тарифов на электроэнергию, газ и отопление. Киев отказался подчиняться МВФ лишь тогда, когда речь зашла о противодействии коррупции, поскольку под ударом оказались правящие элиты. В такой ситуации украинским властям будет сложно убедить общество, что они стоят на страже суверенитета страны и защищают ее от «западного диктата» (хотя такие попытки уже предпринимаются).


По всей видимости, Украина постарается затянуть процедуру создания Антикоррупционного суда или лишить его возможности нормально функционировать. Однако, судя по всему, Запад, исходя из убеждения, что без реальной борьбы с коррупцией дальнейшие реформы не дадут никаких результатов, не собирается ослаблять давления на Киев.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.