Когда «Досье Стила» (Steele dossier) впервые было опубликовано год назад, оно произвело впечатление взорвавшейся бомбы. Документ, составленный бывшим британским шпионом Кристофером Стилом (Christopher Steele), содержал обвинения относительно непристойного поведения президента Трампа, а также предположение о том, что Россия помогла ему выиграть выборы 2016 года.


Никто не смог подтвердить содержащиеся в этом документе обвинения, однако демократы продолжают рассматривать «Досье Стила» как дорожную карту, ведущую к импичменту г-на Трампа. Тогда как республиканцы, с другой стороны, указывают на то, что оно было создано как исследование оппозиции, что приводит их к выводу о том, что речь идет о продуманном партийном маневре.


Есть и третья возможность, суть которой сводится к тому, что это досье является частью российского шпионского дезинформационного плана, направленного против обеих американских партий, а также против американского политического процесса. Такой вариант представляется наиболее вероятным мне, человеку, который в течение 30 лет работы в правительственных структурах, в том числе в ЦРУ, занимался анализом операций советской, а затем и российской разведки. Если я вообще что-то смог понять, так это то, что Владимир Путин продолжает советскую традицию использования дезинформации и шпионажа в качестве инструментов внешней политики.


Существует три причины, согласно которым Кремль, заметив действия Стила по сбору информации, увидел в этом возможность для своего вмешательства. Во-первых, сам Стил не поехал в Россию для сбора информации и вместо этого предпочел воспользоваться услугами посредников. Это слабое звено, поскольку внутренняя российская контрразведывательная служба ФБС направляет значительные технические и человеческие ресурсы на тотальную слежку за частными западными гражданами и правительственными чиновниками, а особое внимание при этом уделяется установлению их контактов с россиянами.


Во-вторых, г-н Стил был весьма вероятной целью такого рода наблюдения с учетом того, что он прекратил свою службу в Ми-6, в британской разведывательной службе, после своей работы в Москве. Русские любят говорить, что не бывает «бывших» сотрудников разведки. ФСБ, судя по всему, следило за ним.


В-третьих, Кремль провел успешную хакерскую атаку на Национальный комитет Демократической партии. Полученные таким образом электронные письма могли навести их на мысль о том, что предвыборный штаб Хиллари Клинтон занимается сбором информации относительно деятельности г-на Трампа в России.


Если ФСБ на самом деле обнаружила, что г-н Стил собирает подобного рода информацию, то ее руководство вряд ли смогло бы устоять перед соблазном использовать авторитет бывшего сотрудника Ми-6 для внедрения ложной информации. После взлома электронной почты Национального комитета Демократической партии и ее высокопоставленных функционеров российская разведка решила передать информацию WikiLeaks, и сделано это было, вероятнее всего, для того, чтобы воспользоваться «самопровозглашенной репутацией достоверности» этой организации. Такое предположение содержится в докладе 2017 года Управления директора Национальной разведки США. Одновременно Кремль проводил операцию по оказанию влияния в Фейсбук, а также в других социальных сетях.


Схема подобных российских операций состоит в том, чтобы вбросить ложную информацию, направленную на разрушение вражеской социальной и политической инфраструктуры, и делается это вместе с распространением правдивых данных для усиления достоверности сообщаемых сведений. В 2009 году ФСБ пыталась очернить репутацию одного американского дипломата, отвечавшего за передачу информации относительно прав человека. Поэтому российская Федеральная служба безопасности сфабриковала видео, используя, в том числе, реальные видеоматериалы наблюдения за дипломатом, и сделано это было для того, чтобы показать его связь с проституткой в Москве.


То же самое можно сказать о «Досье Стила» — некоторая часть содержащейся в нем информации является правдивой. Картер Пейдж (Carter Page), советник избирательного штаба Трампа, на самом деле, посещал Москву летом 2016 года. Однако он настаивает на том, что тех тайных встреч, о которых говорится в этом досье, в действительности не было. Но именно этого и следует ожидать, если Кремль действовал по своему обычному сценарию — достоверные основные факты представляли собой наживку для того, чтобы убедить американцев в истинности ложной информации.


Г-н Трамп постоянно критиковал «нечестную систему», работающую против его избирательной кампании, однако его победы на предварительных выборах, а также на всеобщих выборах ослабили этот нарратив. В ФСБ, возможно, верили в то, что г-жа Клинтон победит на выборах, а также в то, что после публикации этого досье г-н Трамп громогласно заявит о ее грязной игре. Таким образом, это досье имело бы двойную пользу — непристойная его часть подорвала бы позиции республиканского кандидата, а затем его атаки лишили бы легитимности вероятную демократическую администрацию.


В Докладе Управления директора национальной разведки 2017 года говорится о том, что российские блогеры даже подготовили специальную кампанию в Твиттер в день проведения выборов (#DemocracyRIP), которая поставила бы под сомнение их законность после победы Хиллари Клинтон.


События развивались иначе, однако Россия, судя по всему, получила значительную выгоду от своего вмешательства в выборы 2016 года. Уже больше года демократы и республиканцы обмениваются обвинениями в заговоре, обструкции и тайном умысле. Вместо того чтобы действовать в интересах России из-за все более острой межпартийной полемики, все должны сфокусировать свое внимание на общем враге — на г-не Путине и на его нечестивых планах, направленных на подрыв американской политической системы.


Эффективным ответом могло бы стать принятие двухпартийного законопроекта наподобие того, что был предложен сенаторами Марком Рубио (Marco Rubio) и Крисом Ван Холленом (Chris Van Hollen), который наказал бы Москву в том случае, если разведка установит факт вмешательства России в будущие выборы. Тем временем администрация Трампа должна направить более яркий луч прожектора на шпионаж Кремля, а также на тайные операции по оказанию влияния, направленные против Соединенных Штатов.


Специальный советник Роберт Мюллер (Robert Mueller) должен быть готов снять завесу секретности и заявить о том, что — как я подозреваю — «Досье Стила» является инструментом российского шпионажа. Как говорят, г-н Стил представил детальную информацию о своих источниках г-ну Мюллеру, который проводит дополнительные беседы для выяснения того, какие части этого досье являются истинными, а какие ложными.


Россия считает Соединенные Штаты экзистенциальной угрозой для своей национальной безопасности, и не по причине военной угрозы, которую г-н Путин намеренно преувеличивает, а потому, что западные идеалы вольности, свободы и демократии способны разрушить господство его режима в стране. Американцы должны лучше понимать стратегию и тактику г-на Путина для того, чтобы защитить себя от неослабевающей кремлевской пропаганды. В противном случае полемика по поводу «Досье Стила» продолжит быть победой для г-на Путина и потерей для нашей демократии.


Г-н Хоффман раньше был главой резидентуры Центрального разведывательного управления, он работал в бывшем Советском Союзе. В настоящее время он является вице-президентом расположенной в Вашингтоне политической консалтинговой компании SPG.