Около 20 миллионов россиян живут за чертой бедности. Когда Путин только начинал свой третий президентский срок, таких людей было гораздо меньше. Многое указывает на то, что в ближайшие годы проблемы будут нарастать.


Самым важным событием 2017 года в России можно назвать наступление года 2018. Символом застоя выступала превратившаяся в популярный интернет-мем скульптура «Homunculus loxodontus», которую окрестили в рунете Ждуном. Венцом ожиданий стало долго обсуждавшееся и никого не удивившее заявление Владимира Путина о том, что он примет участие в президентских выборах. Кто окажется победителем всем ясно уже сейчас, поэтому вместо этого комментаторы обсуждают, что ожидает Россию при новом сроке Путина.


План состоит в… отсутствии плана


Вступлением к дискуссии о будущем России стала традиционная декабрьская пресс-конференция президента, на которой он встречается с представителями СМИ. Однако она принесла разочарование: там звучали повторявшиеся уже много раз высказывания и заявления, которые зачастую имели мало общего с реальностью. Разговор был посвящен текущим проблемам, а не планам развития и стоящим перед страной задачам.


Особенного внимания заслуживают несколько тем. Главная, касающаяся планов и целей президента на ближайшие годы, появилась уже в ответе на первый вопрос. Путин подчеркнул, что он не хочет произносить на пресс-конференции предвыборных лозунгов. С одной стороны, это вполне понятно: он выступал как действующий президент, поэтому заниматься агитацией было бы неуместно, а Путин всегда старается соблюдать видимость приличий. Однако журналисты ждали какого-то ответа, и глава государства начал путано объяснять, на каком этапе находятся работы над его избирательной программой. Сначала он сказал, что программа у него, как и всех остальных кандидатов, непременно будет, потом добавил, что такую программу нужно разработать, а в конце констатировал, что она уже практически готова.


Путин находится у власти уже больше 17 лет и, судя по всему, уже не слишком заботится о том, как завоевать голоса избирателей. Кампания началась 18 декабря прошлого года, но в начале февраля на сайте избирательного штаба действующего президента информации о программе так и не появилось. Заявлений, что она будет представлена, не слышно тоже. Появились предположения, что Путин может огласить ее в послании Федеральному собранию, но когда он с ним выступит, пока неизвестно.


«Вторая Норвегия»


Как же будут выглядеть планы России на будущее? В общих чертах так: развитие инфраструктуры, здравоохранения, образования и современных технологий. По всей вероятности, заявлениями, как это бывало до сих пор, все и ограничится. Между строк прозвучали намеки на реальные планы, которые касаются Арктики. Путин отметил, что этот регион станет источником богатств России, заменив в этой роли Сибирь. В Кремле просто не могут придумать никакой другой стратегии, кроме разработки очередных месторождений. Конечно, в периоды положительной конъюнктуры это весьма прибыльная (особенно для связанного с Кремлем бизнеса) концепция, так что все инвестиции, как и сейчас, будут направляться в добывающий сектор, а зависимость российской экономики от продажи энергоресурсов не снизится. В свою очередь, развитие современных технологий (если только они не понадобятся для эксплуатации месторождений) останется мечтами.


Российский министр финансов Антон Силуанов полагает, что благодаря росту нефтяных котировок Россия сможет вновь начать накапливать резервы. Если их размер превысит 7% ВВП, бюджет не будет зависеть от колебаний цен на нефть. Тогда Россия сможет стать «второй Норвегией», которая пострадала от колебаний котировок меньше, чем другие сырьевые державы. Следует, однако, напомнить, что в наиболее благоприятный период (февраль — март 2009 года) общий объем российских резервов доходил до 20% ВВП. Объем Резервного фонда составлял 12% ВВП, его использовали для покрытия бюджетного дефицита, но в конце 2017 года из него потратили последние рубли, так что он прекратил свое существование. У России есть еще один фонд (по задумке при помощи его средств планировалось увеличить пенсии), так что в случае необходимости она может начать тратить средства из него. Проблема заключается не в объеме резервов, а в том, как происходит управление государственными финансами в целом.


В отрыве от действительности


На декабрьской пресс-конференции журналисты несколько раз прямо и косвенно указывали на то, что окружение президента передает ему искаженные факты: реальность выглядит иначе, чем представляет себе Путин. Проблемы наслаиваются друг на друга, а некоторые задававшиеся сейчас вопросы звучали злободневно и несколько, и полтора десятка лет назад. В России до сих пор есть люди, которые могут считать себя «равнее других» (в особенности в отношениях с законом), призыв «перестать кошмарить бизнес» не теряет свой актуальности уже больше десяти лет подряд, а в сфере жилищно-коммунальных услуг продолжают работать преступные механизмы. Это лишь некоторые из существующих проблем.


Один из журналистов признался, что он попал на пресс-конференцию обманом и на самом деле… представляет одно дальневосточное предприятие. Он знал, что только личное обращение к президенту даст его компании шанс выбраться из сложной ситуации, сложившейся после появления новых законов. Сколько бы Путин ни отрицал, что государство функционирует «в режиме ручного управления», за помощью в решении проблем россияне обращаются именно к нему.

Ежегодная большая пресс-конференция президента РФ Владимира Путина

Президенту пришлось признать, что в некоторых областях определенные недоработки остаются, однако, в картине, которую он рисует, эти сложности выглядят менее серьезными, чем те, с которыми страна столкнулась в 1990-е годы. Российское руководство любит вспоминать о «лихих девяностых», изображая на этом фоне успехи своей политики. Никто не хочет, чтобы сегодняшние проблемы ассоциировались с работой Путина. Благодаря разнообразным ухищрениям властям удается навязать россиянам этот дискурс, хотя президент находится у власти уже почти два десятилетия.


Два заявления Путина, которые вполне можно назвать сенсационными, остались при этом незамеченными. Первым было признание, что федеральная власть не всегда знает, что происходит в том или ином субъекте федерации (в особенности если дела там идут плохо). Вторым — слова о высоком уровне криминализованности Дальнего Востока. «До бога высоко, до царя далеко», — напомнил президент. Он, конечно, обещал навести в регионе порядок, но раз ему не удалось сделать этого в предыщие 17 лет, жителям региона не стоит, пожалуй, питать на этот счет особенных надежд. В конце концов, региональные власти действуют с благословения президента (достаточно вспомнить беседы со всеми исполняющими обязанности губернаторов, назначенными на свои посты в 2017 году). Кроме того, Путин поддерживает региональных лидеров, которых подозревают в связях с преступным миром. К таким людям относится, например, Олег Кожемяко, который с 2005 года успел побывать губернатором в трех разных местах, а сейчас получил в управление богатую природными ресурсами Сахалинскую область.


Если внимательно взглянуть на события в регионах, можно придти к выводу, что в некоторых из них 1990-е годы не закончились до сих пор. От рук неизвестных преступников там продолжают гибнуть журналисты и даже представители служб безопасности. Масштаб преступности несколько уменьшился, однако, справедливость и верховенство закона до сих пор остаются там пустыми словами. Неизменными с 1990-х годов остались также схемы, при помощи которых компании-посредники, связанные со сферой коммунальных услуг, обманывают граждан и государство. Фирмы открываются, собирают с граждан деньги и объявляют себе банкротами, не переводя средств поставщикам услуг и оставляя жителей с долгами. Простое решение, то есть переход на прямые расчеты, обсуждают в российском парламенте уже второй год.


Сильный президент и слабая Россия


Накануне выборов Кремль старается преподносить происходящие в стране события в как можно более выгодном свете. Сообщения о тревожных явлениях не попадают на первые страницы газет. Некоторые экономические вопросы не обсуждают даже в специализированных изданиях. Например, в январе глава Федерального казначейства сообщил, что Хакасия и Костромская область будут переведены на казначейское сопровождение. Российские власти приняли такое решение впервые в истории, а продиктовано оно было тем, что оба региона накопили огромные долги. Финансовые проблемы регионов оставались проблемой для центра в течение всего третьего президентского срока Путина, а до стабилизации ситуации все еще далеко. Сейчас состояние российской экономики и финансов выглядит лучше, чем в 1998 году, однако, стоит напомнить, что тот кризис начался с финансовых проблем регионов и их банкротства.


Государственная пропаганда много говорит о положительных экономических показателях: экономическом росте, низком уровне инфляции и безработицы. Тем не менее прогноз о том, что Россию ожидает стагнация, остается в силе. Темп роста ВВП составил 1,5%, а не 2,1%, как ожидалось, это значительно ниже показателей, которые демонстрирует мировая экономика (3%). Промышленность не вышла из рецессии и закончила 2017 год падением объема производства на 1,7% в годовом исчислении. Несмотря на низкий уровень инфляции, реальные доходы жителей России продолжают неуклонно снижаться с 2014 года. Больше половины работающих россиян опасаются задержек зарплаты или ее снижения. Уменьшается объем накоплений: чтобы сохранить прежний (или хотя бы какой-то) уровень жизни россиянам (в первую очередь представителям наименее обеспеченных слоев) приходится залезать в долги. Накопительная часть пенсионных отчислений (6% от зарплаты) не будет поступать на индивидуальные счета будущих пенсионеров до 2020 года. Это значит, что в распоряжении россиян останутся только «виртуальные деньги», а реальные — Пенсионный фонд направит на выплату текущих пенсий. Изначально предполагалось, что этими средствами будут распоряжаться негосударственные пенсионные фонды, но они в результате вышеупомянутого маневра, который используется с 2014 года, недополучат около шести триллионов рублей. Остается вопрос, как государство собирается покрыть этот долг, ведь его размер составляет 70% годового бюджета Пенсионного фонда, который уже сейчас столкнулся с нехваткой средств.


Российское руководство продолжает надеяться, что все проблемы удастся решить благодаря высоким ценам на нефть, которые дадут казне дополнительные нефтедоллары. Благоприятная конъюнктура позволила Кремлю в предвыборный год вновь заняться «социальным популизмом», обещая провести налоговую амнистию, увеличить выплаты на первого ребенка для неимущих семей и повысить минимальный размер оплаты труда до прожиточного минимума. Такие шаги можно оценивать по-разному, однако, они отразятся на экономическом положении российских домохозяйств.


Налоговая амнистия — мероприятие неоднозначное. С одной стороны, ее всеобщий характер создает пространство для злоупотреблений, с другой — она коснется региональных и локальных налогов, а это обернется дополнительными проблемами для региональных бюджетов. Увеличение выплат на первого ребенка выглядит с российской перспективы неизбежным шагом: данные за 2017 год показали, что российское население вновь начало сокращаться, а демографическая ситуация будет лишь ухудшаться.


Увеличить размер минимальной оплаты труда Кремль обещал уже давно, однако, от этого шага регулярно отказывались, ссылаясь на недостаток средств. Устанавливая МРОТ на уровне, не достигавшем прожиточного минимума, власть соглашалась на существование ситуации, при которой человек не мог достойно существовать на свою зарплату. Эта проблема касалась примерно четырех миллионов работающих россиян. Некоторые, конечно, могут получать часть денег «в конверте», однако, данные Росстата на тему бедности в России выглядят неутешительно. За чертой бедности живут около 20 миллионов россиян (примерно 14% населения страны). В 2012 году, когда Путин начинал свой третий срок, таких людей было около 15 миллионов. Планы по преодолению нищеты остались на бумаге, а положение значительной части россиян ухудшилось. Рейтинг Путина при этом вырос. Президент стал сильнее, а Россия — слабее.


Россияне решили подождать выборов и следующего срока президента, надеясь, что он выполнит свои обещания: сделает Россию сильной и богатой, вернет справедливые суды и победит коррупцию. То, что объективных предпосылок к успешному претворению обещаний в жизнь, нет, не имеет значения: раз Путин дал слово, значит, остается терпеливо ждать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.