Дело в том, что на самом деле никакого плана нет. Это лишь общее видение мандата миротворческой миссии. И видение Расмуссена заключается в том, что на Донбассе должны присутствовать как военные миротворцы ООН, так и полицейские.


Но плана нет, поскольку если бы он был, то содержал бы достаточно подробное описание мероприятий, необходимых для разрешения конфликта. А здесь и вопросы разминирования, и возвращение беженцев, восстановление их имущественных и других прав, а также вопросы повышения институциональных возможностей местных общин. Ведь именно на основе последних будут проводиться выборы — не на пустом же месте их делать. Вероятно, нужно провести какое-то объединение громад в рамках программы децентрализации, которая сейчас проходит на Украине. И ряд других вопросов, которые Расмуссен не рассмотрел.


Да, это не окончательный план, а лишь предварительная подготовка к вынесению этого вопроса на Совет Безопасности ООН. Конкретный план будет разрабатывать тот командующий, которому поручат проведение миссии. Тогда появится подробный документ, где будут рассматривать все вопросы, которые войдут в мандат.


Согласен, что нужно решить вопрос умиротворения враждующих сторон, грубо говоря — принудить их к миру. Этим как раз будут заниматься так называемые «голубые каски» — военные ООН. Там должна быть полицейская миссия поддержания порядка, разоружения, демилитаризации этого региона и проведения разминирования. Особенно в прифронтовой полосе. А также должна быть миссия по введению администрации — временного управления под внешним контролем. Это управление будет отвечать за вопросы институциональных возможностей громад, подготовке к проведению выборов и т.д. Идеальный вариант — объединить силы миссий ООН, ЕС и ОБСЕ. Но, к сожалению, у этих организаций различные структуры планирования.


Командующим миссии станет представитель третьей стороны. Среди командующих миротворческими миссиями были представители Чили и Бразилии, Венесуэлы, Канады — не в этом вопрос. Намного сложнее ответить, кто предоставит силы для этой миссии, что и будет зависеть от мандата. Например, распространяется он на применение силы или нет. Для многих государств — это ключевой вопрос.


Но пока будут говорить о выполнении Минских соглашений, никакого результата по введению миротворческой миссии не будет.


Согласно договоренностям, Россия не является стороной конфликта. Нужно прекратить говорить о Минских соглашениях и заявить, что Россия несет ответственность за их невыполнение, а значит, дальнейшие переговоры следует проводить в рамках мандата миссии ООН. Тогда Россия выступит как сторона конфликта и согласно ст. 27 Устава ООН вообще не сможет голосовать по этим вопросам. То есть, лишится права вето.


А после всего этого уже можно говорить и о введении миротворческой миссии.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.