Президент Дональд Трамп либо достиг полного компромисса с россиянами, либо напыщенный дурак, либо и то, и другое. В любом случае, он показал, что у него нет то ли желания, то ли возможности защитить США от попыток России вмешиваться в американские дела и подрывать нашу демократию.


Возможно, бизнес-империя Трампа действительно получала огромные суммы денег от российских теневых олигархов, причастных к Кремлю — настолько большие, что россияне буквально держат Трампа в кармане. Или не слухи то, что Трамп действительно позволил себе некую сексуальную вольность, проводя в Москве конкурс Мисс Вселенная, и теперь у российской разведки есть тому подтверждение — запись, публикации которой Трамп очень не хочет. Или же несмотря на очевидные доказательства, собранные следователями ЦРУ, АНБ и ФБР, Трамп действительно верит Владимиру Путину, когда тот заверяет, что не виноват.


Итак, Трамп или тщательно скрывает какую-то страшную информацию о себе, или откровенно некомпетентен для должности главнокомандующего. Пока непонятно, какое объяснение правдиво, но существует вероятность, что именно один из этих сценариев объясняет отказ Трампа реагировать на прямую атаку России на американскую систему. Такая бездеятельность беспрецедентна для любого президента за всю историю США. Россия — не наш друг. Она ведет себя враждебно. А Трамп продолжает это игнорировать.


Пребывая в должности, Трамп постоянно пренебрегает нормами президентства. Сейчас его поведение можно приравнять к отказу выполнять присягу — защищать Конституцию. Приведу не идеальную, но все же подходящую аналогию. Это все равно если бы после трагедии 9/11 Джордж Буш сказал бы: «Ничего страшного. На этих выходных я буду играть в гольф во Флориде и сделаю несколько постов о том, что это все вина демократов — нечего собирать заседание Совета национальной безопасности».


В то время, когда специальный прокурор Роберт Мюллер, несколько лет проработавший на разведку ФБР, ЦРУ и АНБ, выдвинул обвинения 13 россяинам и трем российским организациям (которые так или иначе связаны с Кремлем) во вмешательстве в американские выборы 2016 года, Америка нуждается в президенте, который будет защищать нацию от нападений на целостность нашей выборной демократии.


Как это должно выглядеть? Президент должен разъяснить людям весь масштаб проблемы. Он мог бы собрать вместе все заинтересованные стороны — представителей как государственных, так и региональных избирательных властей, федерального правительства, обеих партий и владельцев социальных сетей, которыми в ходе своего вмешательства пользовались россияне — и развернуть кампанию на создание системы эффективной защиты. Он мог объединить возможности разведки и военных экспертов с целью расследовать злодеяния Путина — что и стало бы лучшим средством защиты.


Вместо этого у нас президент, который строчит вульгарные твиты о том, что россияне «лопнут от смеха в Москве» из-за наших расследований об их вмешательстве. Кроме того, он использует трагический инцидент со стрельбой во Флориде как повод позлорадствовать над ФБР, советуя потенциальным убийцам бросить всех сотрудников организации под автобус и таким образом создать повод для прекращения расследования Мюллера.


Только вдумайтесь, насколько сумасшедшим является его вчерашний ночной твит: «Весьма печально, что ФБР проигнорировало многочисленные сигналы от школьного стрелка во Флориде. Это неприемлемо. Они тратят слишком много времени, пытаясь доказать российский заговор с предвыборным штабом Трампа там, где его нет. Вернитесь к основам и заставьте нас гордиться вами!»


Но в действительности все наоборот. Мы гордимся замечательной работой наших ФБР, ЦРУ и АНБ. Они разоблачили план РФ разделить американцев и склонить нас отдать голос Трампу на выборах, а теперь этот же Трамп указывает им побыстрее взяться за поиск будущих школьных стрелков. Да, ФБР допустила ошибку во Флориде. Но они все равно действовали героически, расследуя историю с российским вмешательством. Что из перечисленного является более важным для защиты американской демократии?


Обсолютно очевидно, на что Трамп нацелился: американский президент или сопляк, или, что более вероятно, у россиян на него есть компромат. И тогда Трамп понимает, что чем дольше Мюллер расследует это дело, тем больше вероятность того, что последний таки достигнет цели и разоблачит его.


Дональд, если ты невиновен, почему идешь на такие экстраординарные меры, чтобы остановить Мюллера? И если ты действительно президент, а не руководитель «Организации Трампа», который превращается в президента только в полночь, почему бы в таком случае не только возглавить процесс создания надлежащей киберзащиты для выборов, но и принять меры в отношении Путина?


Путин использовал кибероружие с целью отравить американскую политику, распространить дезинформацию и помочь нам выбрать нелепого кандидата — одним словом, сделал все, чтобы ослабить нашу демократию. Теперь мы должны применить наши кибервозможности, чтобы рассказать правду о Путине — как о том, сколько денег он украл и сколько лжи распространил, так и о том, сколько конкурентов он посадил в тюрьму или обезвредил — одним словом, сделать все, чтобы ослабить его автократию. И это то, чем прямо сейчас должен заниматься настоящий президент.


Думаю, то, что Трамп так скрывает, связано с деньгами. Это какая-то информация о его финансовых связях с бизнес-элитами, близкими к Кремлю. Они могут обладать большой долей его бизнеса. Как тут не вспомнить, что в 2008 году сказал сын президента, Дональд Трамп-младший: «Россияне владеют непропорционально большой долей во многих наших активах». Может быть, у россиян большая доля как раз в его активах.


Но как бы там ни было, Трамп или очень сильно старается скрыть это, или настолько наивен в отношении России, что готов не только игнорировать запрос на усиление защиты демократии, но и подорвать репутацию наиболее важных организаций, ФБР и Министерства юстиции, чтобы скрыть этот компромат. И с этим нельзя мириться. Это красная линия. Наибольшая угроза целостности нашей демократии сегодня находится в Овальном кабинете.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.