Корсунь-Шевченковский (Черкасская область,Украина) — День 20 февраля на Украине, в отличие от двухнедельных «празднеств» по случаю т. н. Евромайдана, сегодня стараются не упоминать. Не будет на государственном уровне и скорби по жертвам 2 мая в Одессе. Тем не менее, эти две страшные даты для большинства адекватных украинцев навсегда станут самыми черными днями в современной истории страны.


«Корсуньский погром»… Спустя четыре года после тех трагических событий мы оказались единственными, кто не только вспомнил о трагедии, но и приехал на место кровавой бойни — в город Корсунь-Шевченковский Черкасской области.


В ночь с 19 на 20 февраля 2014 года, когда противники Майдана поняли, что перевес сил во время противостояния в Киеве оказался на стороне украинских националистов и «патриотов», колонна из 8 автобусов с жителями Севастополя и Симферополя двинула в сторону Крыма. На трассе Киев — Одесса их уже поджидали «активисты», жаждавшие расправы над сторонниками Виктора Януковича. Тогда и было принято решение повернуть колонну по объездной дороге и прорваться на юг Украины через город Корсунь-Шевченковский Черкасской области. Узнав об этом маневре, жители 20-тысячного городка и приехавшие им на подмогу «активисты» заблокировали въезд в город шинами, строительным мусором и остатками ржавой арматуры.


«Они поджидали транспорт на импровизированных блокпостах, останавливали автобусы, закидывали в окна бутылки с зажигательной смесью и камни, чтобы мы вышли оттуда, — рассказывают жители Симферополя Оксана Метиева, Алексей Гребнев, Владимир Котенко. — Всего в автобусах ехало 306 человек, мы вышли и попали в руки к настоящим извергам. Были и избиения палками, битами, камнями, пытки за то, что отказывались, стоя на коленях, петь гимн Украины, кричать «Героям слава!», за то, что разговариваем на русском языке, обзывали москалями и титушками. — Транспорт наш расстреливали из ружей, некоторые автобусы сожгли вместе со всеми вещами и документами».


То, что крымчане говорят правду, можно убедиться по многочисленным видео, выложенным в Интернете. Около 300 человек попало в ловушку и только чудом они смогли вырваться из кровавого месива.


По словам пострадавших крымчан, их обливали бензином, угрожая сжечь живьем. «Некоторым удавалось убежать и скрыться в лесу, — вспоминает джанкоец Сергей Палкин. — Но на тех, кто сбежал, местные жители устроили охоту. Мне с несколькими товарищами удалось пробраться на железнодорожную станцию и уехать на ближайшем поезде, но, когда пробирались через лес неоднократно слышали, как идет облава на спрятавшихся. Как люди кричат, просят их не убивать, а в ответ — выстрелы. Правда, среди местных жителей находились и такие, которые старались нам помочь — не все звери оказались». После этого происшествия, по словам крымчан, пропали без вести около тридцати жителей из разных регионов, а по предварительной информации — семеро были убиты.


Мы приехали 20 февраля в Корсунь-Шевченковский и без обиняков спросили у местного таксиста, знает ли он место погрома: «Конечно, знаю! Поехали!» Местом страшной трагедии оказался бывший КПП ГАИ прямо на въезде в Корсунь-Шевченковский, недалеко от центральной автостанции. «Говорят, были среди крымчан и убитые?», — спрашиваю у водителя. «Врут, никого не убивали. Но избили конкретно. Они потом еще долго убегали в поля, к соседним селам, но их догоняли и продолжали избивать», — говорит таксист.


Подтверждает он и то, что несколько автобусов были сожжены дотла и еще несколько недель их остовы стояли у обочины дороги. В марте 2014 года автобусы приехали и забрали, скорее всего, их хозяева. Сегодня о трагедии в этом месте напоминает лишь разбитая дорога, поломанные местами деревья, а также КПП ГАИ, в котором и прятались «активисты», устроившие крымчанам жестокую расправу.


На Украине об этих событиях сегодня стараются молчать, но упорно называют происшествие «пропагандой Кремля». «Но ведь погром имел место и вы избивали крымчан до крови? Так ведь», — переспрашиваю я у таксиста. «Да, били! А чего они на стороне Януковича были? У них мы нашли даже биты с запекшейся кровью. Значит, били наших в Киеве», — ответил он.


Мы еще долго разговаривали о тех событиях на трассе и для себя я сделал лишь один вывод: погром имел место, он был очень жестоким, а мой рассказчик говорил о нем с нескрываемым удовольствием и садизмом. Как я не пытался втолковать этому человеку, что есть понятие альтернативного мнения и не все разделяют «идеалы Майдана», местный житель оказался к моим доводам глух. Скажу больше: там не с кем и не о чем было разговаривать.


Себя жители Корсунь-Шевченковского считают «патриотами», но спустя четыре года устроенного ими же Майдана и развала страны, из своей любимой Украину бегут первыми. Уезжая из города, я увидел на столбах десятки объявлений о наборе строительных бригад в Чехию, сиделок в Польшу и водителей в Германию. Развалив окончательно некогда крепкую страну, корсунь-шевченковские «патриоты» первыми ее и продадут. В принципе, это они уже и сделали!


Что касается крымчан, то мы не узнаем всей правды о том, что произошло в Корсунь-Шевченковском 20 февраля 2014 года. Единственное, что даже спустя четыре года меня не отпускало на этом месте липкое чувство — реально здесь чувствуется нехорошая аура и преследует гнетущее чувство. Вы можете верить, а может и нет, но само место корсуньского погрома до сих пор пропитана болью и кровью.


«Они били, понимаете. Они видели нашу кровь, они видели нашу боль. И стояли и смеялись, и это им доставляло удовольствие. О чем еще можно говорить. После той трагедии мы просто поняли, что нам оставаться в Украине нельзя. Это фашисты, это откровенные фашисты, это откровенные бендеровцы», — рассказал о тех событиях заместитель командира «полка народного ополчения» Крыма Александр Бочкарев.


Только спустя три года, благодаря пранкерам Лексусу и Вовану (Владимиру Кузнецову и Алексею Столярову), удалось немного приоткрыть завесу тайны над трагическими событиями под Корсунь-Шевченковским. Посол Украины в Белоруссии Игорь Кизим опрометчиво заявил пранкерам, что нападение на автобусы с жителями Крыма в феврале 2014 года было организовано боевиками националистического объединения «Азов», позже сформированного в батальон, а еще позже — в полк. Таким образом, впервые с 2014 года официальное лицо Украины назвало участников того нападения.


Этот трагический эпизод попал позже документальный фильм международной правозащитной группы IGCP «Корсуньский погром» и в художественный фильм Алексея Пиманова «Крым». Последний рассказывает об истории любви молодого человека из Севастополя и девушки из Киева во время «крымской весны» 2014 года. По мнению многих экспертов и широкой общественности, именно «Корсуньский погром» и стал последней каплей и «детонатором», сработавшим на желание крымчан отделиться от Украины…

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.