В мюнхенской речи Нетаньяху следует отделить обертку от содержания. Обертка была, как всегда, яркая: великолепный английский, жонглирование предметами — эти творческие изыски премьера нам хорошо известны, их мы видели неоднократно. Достаточно вспомнить доску с чертежами иранской атомной бомбы во время выступления в ООН. В Мюнхене Нетаньяху держал в руках осколок иранского беспилотника, который сбили израильские ВВС десять дней назад. Трюки Нетаньяху производят впечатление на зрителей, не секрет, что он талантливый «коммуникатор». Но в какой-то момент международные лидеры начнут понимать, что за эффектными трюками нет особого содержания. Иранский министр иностранных дел довольно точно определил выступление Нетаньяху на конференции, назвав его «цирком».


Глава правительства вновь повторил давно известную израильскую позицию в отношении Ирана, но с некоторыми нюансами. Впервые он перестал использовать сравнение Исламской республики с нацистской Германией. В прошлом его критиковали за подобную банализацию трагедии европейского еврейства. Нетаньяху воспринял критику. Второй нюанс, наиболее важный, касается угрозы, не столь уж завуалированной, атаковать Иран в случае необходимости. Все это было произнесено в контексте иранской экспансии в Сирии, стремления Тегерана максимально приблизиться к израильской границе, сформировать там базы, ракетное производство и систему слежения за израильской территорией.


Однако из сказанного Нетаньяху невозможно понять, имеет ли он в виду то, что Израиль готов нанести удар по иранской территории, либо речь идет об атаке на иранские объекты в Сирии. Между двумя этими вариантам — колоссальная разница. Атаковать Иран на его территории — это одно. Мы уже пребывали в похожей ситуации, когда Нетаньяху вновь и вновь угрожал атаковать иранские ядерные объекты. В итоге, как известно, Израиль не только не нанес удар по иранским целям, но и, как мы знаем сегодня, не планировал это делать. Все угрозы Нетаньяху предназначались для американцев и европейцев («Держите меня семеро»). А атака на иранские объекты в Сирии — нечто другое. Израиль уже делал это, согласно иностранным источникам, не принимая на себя ответственность за эти действия. Это продуманная и утвержденная позиция кабинета министров. В ней нет ничего нового.


Адресатом мюнхенских угроз Нетаньяху является не только Тегеран, но также Москва и Дамаск. Нетаньяху прозрачно намекает на то, что Израиль может разрушить стабилизацию Сирии, ради которой столько трудились Россия и Иран.