Почему бывший президент США Барак Обама не остановил российскую «кампанию активных мер», направленную против президентских выборов 2016 года?


Президент Трамп обвиняет своего предшественника в том, что тот не принял никаких мер, чтобы помешать России реализовать ее планы, с того момента, как в пятницу, 16 февраля, специальный прокурор Роберт Мюллер (Robert Mueller) обвинил 13 россиян и три российские компании в причастности к реализации российской кампании влияния.


«Вопрос: если вмешательство России происходило при администрации Обамы, вплоть до 20 января, почему в отношении нее не ведется расследование? Почему Обама не предпринял никаких мер? Почему преступления демократов не расследуются? Спросите Джеффа Сешнса (Jeff Sessions)!» — написал Трамп в Твиттере 21 февраля.


Проверка фактов


Эта история слишком сложна, и она выходит далеко за рамки простых оценок «правда» и «ложь». Одним из основных заблуждений является утверждение о том, что администрация не предпринимала никаких мер — она предпринимала. Но вопрос, который часто задавался после президентских выборов, заключается в том, почему она не сделала больше.


Неофициальные предупреждения


Помимо всего прочего, высокопоставленные чиновники американской разведки — включая тогдашнего директора ЦРУ Джона Бреннана (John Brennan) — в частном порядке предупреждали своих российских коллег о том, что тем необходимо свернуть их кампанию активных мер. Обама лично просил президента России Владимира Путина не вмешиваться в выборы. Но предупреждения не помогли.


Публичные заявления


Чиновники администрации Обамы также сообщали репортерам о том, что агенты российской разведки стоят за теми хакерскими атаками, которые повлекли за собой публикацию электронных писем политиков и представителей политических институтов. Позже директор Национальной разведки Джеймс Клэппер (James Clapper) и министр внутренней безопасности Джей Джонсон (Jeh Johnson) в своем официальном заявлении публично обвинили российское правительство во вмешательстве.


Хотя не все с этим согласны, российская кампания активных мер стала частью предвыборной кампании в США. Во время дебатов Трамп и Хиллари Клинтон обменивались друг с другом колкими замечаниями о вмешательстве России.


Трамп долгое время не мог четко сформулировать свое отношение к данным о вмешательстве, не мог ответить на вопрос, с чем он согласен, а с чем — нет. Порой он признавал факт вмешательства. А временами он ссылался на слова Путина, добавляя: «Я действительно верю, что, когда он говорит мне об этом, он не обманывает меня».


После публикации обвинительного заключения в пятницу, 16 февраля, позиция президента заключается в том, что кампания вмешательства действительно имела место, но ни он, ни его предвыборный штаб не имели к ней никакого отношения. По его словам, «никакого сговора» не было.


В настоящее время Мюллер пытается выяснить, действительно ли это так и мог ли Трамп нарушить закон, попытавшись препятствовать расследованию.


Дипломатический ответ


После дня выборов Обама дал американскому разведывательному сообществу задание подготовить официальный доклад о вмешательстве России. Как только этот доклад был опубликован — его составители пришли к выводу, что Россия пыталась помочь Трампу и навредить Клинтон — США ввели новые санкции против Москвы. Помимо введения новых санкций, Вашингтон также выслал из США нескольких российских дипломатов и закрыл два российских дипломатических комплекса, в Мэриленде и Нью-Йорке.


Почему администрация Обамы не сделала большего?


Это остается загадкой. Некоторые бывшие чиновники администрации Обамы в своих публичных заявлениях упрекали себя за то, что они действовали недостаточно агрессивно. Кроме того, Обаму постоянно критиковали за то, что его внешняя политика представляла собой бесконечный процесс, лишенный каких-либо результатов — многочасовые совещания, которые оборачивались не конкретными действиями, а лишь новыми совещаниями.


Кроме того, отношения между США и Россией остаются многосторонними и зачастую очень сложными:


• Обама отказался от планов по развертыванию системы ПРО в Европе, чтобы задобрить Москву.


• Обама хотел, чтобы Москва сыграла определенную роль в подписании соглашения по иранской ядерной программе, и Путин согласился на это.


• В течение последнего года своего президентства Обама пытался привлечь Россию к разработке соглашения, которое могло бы положить конец сирийскому конфликту, но министр иностранных дел России Сергей Лавров в конечном итоге не стал с ним сотрудничать.


Итак, администрации Обамы приходилось решать сразу множество сложных задач помимо той российской кампании активных мер, о которой стало известно в середине 2016 года. Один из вопросов, которые Обама попытается рассмотреть в своей книге, заключается в том, почему он принял именно те решения, которые он принял, и не сделал выбор в пользу других вариантов действий, которые могли бы открыть перед ним другие возможности.


Партийные ограничения


Бывший вице-президент Джо Байден (Joe Biden) пожаловался на то, что Белый дом хотел, чтобы республиканцы присоединились к демократам и выступили с совместным заявлением, осуждающим российскую кампанию влияния. По словам Байдена, лидер большинства в Сенате Митч Макконнелл (Mitch McConnell) не пошел на это.


Но это не помещало тогдашнему лидеру сенатского меньшинства Гарри Рейду (Harry Reid) публично упомянуть о российской кампании вмешательства в письме, адресованном тогдашнему директору ФБР Джеймсу Коми (James Comey). А Коми, по слухам, хотел объявить о российской кампании активных мер, опубликовав свою колонку, как сообщило издание Newsweek в марте 2017 года. По словам двух источников, знакомых с ситуацией, чиновники администрации Обамы помешали ему сделать это.


Сейчас мы не можем узнать, что изменилось бы, если бы американские чиновники подтвердили и публично осудили российское вмешательство, как только о нем стало известно.


По словам чиновников администрации Обамы, они не хотели, чтобы кто-то подумал, будто они пытаются склонить чашу весов в пользу Клинтон. В сочетании с уверенностью Обамы в том, что Клинтон победит, их политически расчеты, по всей видимости, сводились к тому, чтобы просто пережить эту сложную ситуацию.


В декабре 2016 года Обама сказал, что он не уверен в том, что ему следовало поступить как-то иначе.


«Были те, кто говорил, что, если бы мы выступили, если бы мы сделали громкие заявления, ударили бы себя в грудь, это могло бы каким-то образом потенциально спугнуть россиян, — сказал он. — Я думаю, что такой подход не соответствует образу мыслей россиян».


Проверка фактов


Разведывательное сообщество не проводило оценку того, как российская кампания активных мер повлияла на выборы 2016 года. Трамп и его сторонники несколько раз заявляли о том, что в докладе разведки говорилось о том, что российская кампания не смогла повлиять на итоги выборов. На самом деле, разведывательное сообщество не занималось этим вопросом. Чиновники Министерства внутренней безопасности не приходили к выводу о том, что кибератаки россиян не повлияли на итоги голосования в 2016 году.


Почему в отношении демократов не ведется расследование?


Некоторые из демократов действительно могут оказаться под следствием. По слухам, спецагенты ФБР в Арканзасе проводят расследование деятельности Фонда Клинтона. Но Трампу и его союзникам, особенно республиканцам из Палаты представителей, нужно большее. По их словам, вся эта история сводится к злоупотреблению полномочиями со стороны ФБР и Министерства юстиций, а также к «предвзятости» этих агентств по отношению к президенту.


Трамп хочет, чтобы генеральный прокурор Джефф Сешнс приложил больше усилий для того, чтобы обнародовать эти стороны дела. Возможно, он это сделает, но пока Сешнс и заместитель генерального прокурора Род Розенштейн (Rod Rosenstein) говорили о том, что у них нет достаточных оснований для назначения второго специального прокурора.


Почему в отношении Трампа ведется расследование?


Российская кампания активных мер включала в себя работу оперативных сотрудников российской разведки, которые пытались налаживать контакты с представителями предвыборного штаба Трампа. Когда ФБР стало известно о том, что младший внешнеполитический советник в Лондоне получил предложение о передаче ему компромата на Клинтон и материалов неофициальных бесед с высокопоставленными российскими чиновниками, бюро инициировало контрразведывательное расследование, которое идет до сих пор.


Несколько представителей предвыборного штаба Трампа контактировали с россиянами до и после дня выборов. Сын Трампа Дональд Трамп-младший получил электронное письмо, в котором представители российского правительства предлагали помочь предвыборному штабу его отца.


«Если все действительно так, как вы говорите, я с удовольствием», — ответил Трамп-младший.


Позже он встретился с группой россиян, в числе которых были российский юрист и лоббист. Подробности того, что именно произошло на той встрече, до сих пор до конца не выяснены.


Контактов с россиянами было намного больше. Один советник Трампа ездил в Россию. Россияне также контактировали с Сешнсом — тогда он был сенатором от Алабамы, а теперь занимает пост генерального прокурора — и Джаредом Кушнером (Jared Kushner), зятем Трампа, который в настоящее время ведет закулисную борьбу с главой аппарата Белого дома Джоном Келли (John Kelly).


Контакты представителей Трампа с россиянами продолжались вплоть до инаугурации. Пока Обама вводил санкции против Москвы в связи с ее вмешательством в выборы, ожидавшая своей очереди администрация Трампа просила своих российских собеседников не выступать с ответными мерами.


Отставной генерал-лейтенант Майк Флинн (Mike Flynn), ставший советником Трампа по вопросам национальной безопасности, просил тогдашнего посла России в США проявить сдержанность, убеждая его, что, как только к власти придет администрация Трампа, подход к отношениям с Россией изменится. Путин согласился.


Ходили слухи, что Флинн и администрация Трампа не просто планировали пересмотреть финансовые санкции против Москвы, как только Трамп вступит в должность президента, а еще до инаугурации приняли решения отменить их.


Флинн признался в том, что он солгал ФБР о содержании своих бесед с российским послом, и теперь он помогает Мюллеру в его расследовании.