Если в последний момент кандидат от коммунистической партии Павел Грудинин не укрепит свои позиции (сейчас он на втором месте с семью процентами голосов), то 18 марта Владимира Путина переизберут на новый шестилетний срок.


Когда это произойдет, нам придется решать, продолжать курс на вторую холодную войну или сотрудничать с Россией. В годы первой холодной войны такое решение принимали все президенты.


В нынешнем конфликте виноват не только Путин. Его действия зачастую являются ответом на односторонние решения США.


Когда распался Советский Союз, мы включили в состав своего военного альянса НАТО всех бывших членов Варшавского пакта и три бывших республики СССР, чтобы загнать Россию в угол. Насколько дружественным был этот ход?


Путин в ответ укрепил военную группировку на Балтике.


Джордж Буш расторг Договор о противоракетной обороне, заключенный Ричардом Никсоном. Путин ответил созданием наступательных ракет, которые он продемонстрировал на прошлой неделе.


США спровоцировали переворот на Майдане, приведший к свержению избранного пророссийского правительства на Украине.


Чтобы не потерять черноморскую военно-морскую базу в Севастополе, Путин в ответ на такие действия аннексировал Крымский полуостров.


Когда Башар аль-Асад подавил мирные протесты в Сирии, мы направили оружие сирийским повстанцам, чтобы они свергли режим в Дамаске.


Увидев, что под угрозой оказалась его последняя военно-морская база в Средиземноморье, Путин пришел на помощь Асаду и помог ему одержать победу в гражданской войне.


Эпоха Бориса Ельцина закончилась.


Россия снова ведет себя как великая держава. И она считает, что мы в 1990-х годах ударили ее по руке, которую она протянула нам для дружеского рукопожатия, а также унизили ее, разместив натовские войска прямо у нее на пороге.


Нам также понятны надежды Путина на то, что с избранием Трампа Россия сможет восстановить если не дружественные, то хотя бы уважительные отношения с США.


Совершенно ясно, что этого хотел как Путин, так и Трамп.


Но когда в Вашингтоне началась истерия из-за хакерской атаки на Национальный комитет Демократической партии и кражи электронной переписки Джона Подесты, а русофобия начала перехлестывать через край, нас как будто разбил паралич, и мы оказались неспособны к сотрудничеству с Россией.


Как сказал на этой неделе Путин, американская политическая система «поедает сама себя». Что, он неправ?


Что же с нами случилось?


Спустя три года после того, как Никита Хрущев направил в Будапешт танки и утопил венгерскую революцию в крови, Эйзенхауэр принимал его в США, куда он прибыл с 10-дневным визитом.


Спустя два года после того, как была воздвигнута Берлинская стена, и спустя восемь месяцев после размещения советских ракет на Кубе Кеннеди попытался установить контакт с советским диктатором, выступив со своей получившей широкое признание речью в Американском университете.


Линдон Джонсон встретился с русским премьером Алексеем Косыгиным в Глассборо, штат Нью-Джерси, спустя несколько недель после того, как мы едва не вступили в открытое столкновение из-за угрозы Москвы вмешаться в арабо-израильскую войну 1967 года.


Спустя полгода после того, как Леонид Брежнев в августе 1968 года направил танковые армии на подавление Пражской весны, вступивший в должность Никсон предпринял первые попытки добиться разрядки в отношениях с СССР.


Кто бы ни находился в те годы у власти в Белом доме и Кремле, американский истэблишмент неизменно выступал за сотрудничество с Москвой. Скептицизм и враждебность проявляли только правые.


Опять же, что случилось с нынешним поколением?


Да, Владимир Путин самовластный правитель, стремящийся получить четвертый президентский срок — как и Франклин Делано Рузвельт.


Но кто в России не был самовластным правителем, если не считать Ельцина? Кроме того, русские сегодня имеют свободы слова, собрания, вероисповедания, передвижения, прессы и политических взглядов, каких не знало ни одно поколение до 1989 года.


Не Россия, а Китай является репрессивным и однопартийным коммунистическим государством.


Задумайтесь, кто из американских союзников демонстрирует большую толерантность, чем путинская Россия? Родриго Дутерте на Филиппинах? Генерал Абдель-Фаттах ас-Сиси в Египте? Президент Эрдоган в Турции? Или может, саудовский принц Мухаммед ибн Сальман?


Россия не является той стратегической и глобальной угрозой, какой в свое время был Советский Союз. Как рассказал на этой неделе Путин, с распадом СССР его страна потеряла 23,8% своей территории, 48,5% населения, 41% валового внутреннего продукта и 44,6% военного потенциала.


Как поступили бы сторонники федерации во время гражданской войны в США, если бы Юг отвоевал независимость, а затем, чтобы защитить Конфедерацию от нового вторжения, южные штаты вступили бы в альянс с Великобританией, получили королевские военно-морские базы в Новом Орлеане и Чарльстоне, а затем разрешили бы британским войскам разместиться в Виргинии?


Япония ведет с путинской Россией переговоры о южнокурильских островах, которых она лишилась в конце Второй мировой войны. Биби Нетаньяху много раз встречался с Путиным, хотя тот является союзником Асада, а Биби хочет свержения сирийского лидера. И вдобавок к этому у русских есть военно-морская и военно-воздушная база недалеко от израильской границы.


У нас, американцев, гораздо больше общих и важных интересов с Россией, чем у Биби.


Контроль стратегических вооружений. Деэскалация в Прибалтике, на Украине и в Черном море. Прекращение войны в Сирии. Северная Корея, космос, Афганистан. Арктика. Война с террором.


Но от нашей элиты мы слышим только бесконечное нытье и жалобы на то, что санкции против Путина за осквернение «нашей демократии» недостаточно жесткие.


Патрик Бьюкенен недавно написал новую книгу «Никсоновские войны. Сражения, которые возвысили и надломили президента, а также навсегда раскололи Америку» (Nixon's White House Wars: The Battles That Made and Broke a President and Divided America Forever).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.