Кто стоит между правительством и надлежащим, эффективным режимом санкций против России? Не Джереми Корбин, как бы ему этого ни хотелось. Путину сойдет с рук атака в Солсбери, и дело закончится выдворением небольшой группы дипломатов. Все это благодаря тем, кто протестует против добычи газа методом гидроразрыва пласта. Конечно, они этого не хотели. Когда они вставали перед бульдозерами в деревне Балком в Сассексе, когда прыгали в Ланкашире, изображая мини-сотрясения земной коры, им казалось, что они оказывают услугу планете Земля. Они видели в добыче сланцевого газа в Британии грязную альтернативу чистой, безуглеродной энергии. Но они ошибались. В краткосрочной и среднесрочной перспективе единственной альтернативой добыче сланцевого газа в Британии стал импорт газа, и все большие объемы этого импорта приходят из России.


Тому, кто видит ветряные турбины и солнечные панели, разбросанные по всей Британии, простительна мысль о том, что мы быстро выходим на уровень самообеспеченности энергоресурсами, причем чистыми энергоресурсами. Но это не так. Спад добычи нефти и газа в Северном море серьезно превышает увеличение выработки электроэнергии за счет альтернативных источников. Сегодня мы вернулись к тому уровню энергозависимости, на котором находились в середине 1970-х. Еще в 1999 году Британия производила энергии на 20% больше, чем потребляла. Последний раз мы были на уровне самообеспеченности энергоресурсами в 2003 году. К 2015 году мы импортировали 38% потребляемых энергоресурсов.


Что касается газа, на долю которого приходится около 40% потребляемой в Британии энергии, то 43% от общего объема Британия добывает сама, а 44 процента получает через европейские трубопроводы (а там треть газа — из России). Остальные 13% — это импорт сжиженного природного газа, который поступает к нам из Катара, США, а с этого года и с завода СПГ на Ямале, что в российском Заполярье. Тот факт, что Путин продает этот газ в Британию, в то время как Россия ходит под санкциями, введенными против нее ЕС после аннексии Крыма, является для него своего рода триумфом пиара. Это подает сигнал о том, что как бы нам ни хотелось нанести по нему карательный экономический удар, нас сдерживает зависимость Британии от российских энергоресурсов.


Все было бы иначе, если бы добыча сланцевого газа в Британии пользовалась надлежащей поддержкой. Вместо этого она оказалась в полной зависимости от членов совета Ланкашира и от антифрекингового лобби, которое без труда нашло поддержку в обществе, не встретив сопротивления. В результате этого правительство не может подкрепить свою жесткую риторику против Путина практическими делами, которые могли бы стать для него болезненным ударом. Для антифрекингового лобби это должно стать поучительным уроком о непредвиденных последствиях.