«Однако что же такое однополярный мир? Как бы ни украшали этот термин, он в конечном итоге означает на практике только одно: это один центр власти, один центр силы, один центр принятия решения. Это мир одного хозяина, одного суверена. И с демократией это, конечно, не имеет ничего общего. Но что еще важнее — сама модель не работает, так как в ее основе нет и не может быть морально-нравственной базы современной цивилизации».


Считается, что сейчас Россия и США находятся в наихудших отношениях со времен холодной войны. Когда же президент Путин начал считать США своим врагом? Большинство российских военных и дипломатических экспертов считает, что поворотной точкой стало выступление Путина на Мюнхенской конференции по безопасности 10 февраля 2007 года.


Тогда он впервые жестко раскритиковал однополярную власть США в присутствии министра обороны США Роберта Гейтса (Robert Gates) и других членов американской делегации.


В 2000 году, когда Путин стал президентом, он старался сотрудничать с США. Когда в 2001 году в США было осуществлено несколько терактов, Путин первым среди мировых лидеров позвонил президенту Бушу и предложил свою помощь. Тем не менее ситуация изменилась в 2003 году во время войны в Ираке. Военное вмешательство администрации Буша, стремившейся к демократизации Ближнего Востока, выглядело в глазах Путина незаконной войной, которая была развязана без разрешения Совета Безопасности ООН.


Политические перевороты в Грузии и Украине, последовавшие после 2003 года, также вызвали у России раздражение. Дело в том, что она считала, что за этим стоит вмешательство США во внутреннюю политику этих стран.


«Этим странам навязывались стандарты, которые никак не соответствовали ни образу их жизни, ни традициям, ни культуре этих народов. В результате вместо демократии и свободы — хаос, вспышки насилия, череда переворотов» (Крымская речь Путина 18 марта 2014 года).


В 2013 году администрация Обамы собиралась нанести авиаудары по позициям президента Асада из-за того, что он применил химическое оружие. Тогда Путин направил статью в газету «Нью Йорк Таймс» (The New York Times), в которой заявил: «Планируемый удар Соединенных Штатов по Сирии может привести лишь к новым невинным жертвам, к эскалации конфликта, расширив его далеко за пределы Сирии. Неизбежны рост насилия и новая волна терроризма….Президент США Обама предпринял в своей речи попытку обосновать исключительность американской нации. Проводимая США политика, по словам их президента, отличает Америку от других. Я с этим не могу согласиться».


США отказались от авиаударов, однако хаос начал распространяться из Ирака, в дела которого вмешались США, в Сирию. «Исламское государство» (запрещена в РФ — прим. ред.) расширила свое влияние, а террор докатился до Европы. Таким образом, Путин попал в яблочко.


Тем не менее через два года после этого уже сам Путин начал наносить авиаудары в Сирии, чтобы поддержать администрацию Асада.


Путин оправдывается тем, что администрация Асада сама обратилась к нему за помощью, что это было нацелено на предотвращение терактов, которые могли осуществить боевики российского происхождения, вернувшиеся из Сирии. Однако российский военный эксперт Павел Фельгенгауэр относится к этому критически: «Путин копнул слишком глубоко, не разобравшись в запутанной ближневосточной ситуации, где замешаны интересы Турции, Ирана и Израиля».


Появился президент Трамп, который не жалует международные структуры, а также активизировался Китай. Будет ли формироваться новый мировой порядок на фоне пошатнувшихся позиций США на международной арене? В центре внимания окажется следующий шаг Путина, который идет на четвертый срок.