Телевизионные дебаты кандидатов в президенты в регионах — это необходимая часть избирательной кампании. Зрители считают эти мероприятия делом чисто формальным. Будучи официальным представителем Григория Явлинского, я не могу с ними не согласиться. Сам формат региональной программы — 26 минут для восьми участников дебатов — предполагает крайне короткие ответы на вопросы ведущего (социальная сфера, региональная политика, гонка вооружений и так далее) и исключает дискуссию среди гостей. И, конечно же, такой формат не позволяет серьезно обсуждать идеи и программы. Да и на федеральном уровне дебаты не переходили в глубокую дискуссию о будущем страны. Что аудитория запомнила, так это яркую сцену — по мнению знатоков, даже слишком яркую, чтобы не быть запланированной — когда Ксения Собчак облила Владимира Жириновского стаканом воды в ответ на его грубые замечания. «В битве признанных мастеров шоу-бизнеса выиграла молодость и стремительность», — прокомментировал это один молодой блогер. Политические выступления — это шоу-бизнес, что в России ясно уже давно. Никто не удосуживается читать политические программы, так как результаты большинству и так ясны.


Все с нетерпением ждут, когда закончится кампания. Руководители и главы предприятий — чтобы вновь взяться за работу, отложенную до 18 марта; нанятые эксперты по пропаганде и активисты путинского «национального фронта» — чтобы получить свои честно заработанные деньги; все остальные — чтобы не приходилось больше смотреть скучный телесериал, посвященный тому, что «мы лучше всех, а Путин — лучший из нас».


Все бесконечно устали. Честные бизнесмены и главы компаний устали: в частном порядке они могут поддерживать «альтернативного» кандидата и даже голосовать за него, но они понимают, что идти против потока сегодня — это значит подвергать свою работу и коллектив риску. Агитаторы устали. Их голоса и лица больше не горят энтузиазмом, кажется, что они повторяют лишь старые клише. Даже на скорую руку состряпанный сериал «Спящие-2» по НТВ (об агентах влияния злобного Запада, либеральной интеллигенции) был скучным. Многие члены оппозиции и правозащитники устали — да, им удалось освободить историка Юрия Дмитриева и установить памятник жертвам сталинских репрессий, а также мемориальную табличку Борису Немцову, но их голосов не слышат, а выживающие диссиденты — пожилые люди. Независимые издатели и журналисты в регионах устали, их мужество и профессионализм помог им пережить неравную битву с государственными гигантами, сохранить свое достоинство и даже довести некоторые расследования до суда, разоблачая коррупцию и оправдывая невиновных, но они не могут изменить ситуацию на медиа-рынке и противостоять практически тотальному контролю государства. На последней встрече с президентом в Калининграде им даже не дали шанса высказаться. Сам президент тоже устал, это все заметили.


А больше всех устала от этого всего общественность. Устала от того, что ее все время запугивают — пусть даже видео, посвященное новому оружию смерти, показанное в ходе обращения президента и заставившее всех трепетать, и было не актом устрашения, а презентацией инновационных достижений. Среднестатистический гражданин мало что почерпнул из комментариев экспертов, но понял, что в ближайшем будущем войны не будет, впрочем, как и какого-то улучшения жизни, ведь за оборону надо платить. Мы это все уже слышали и раньше. В начале 1980-х нашему поколению обещали коммунизм, согласно программе партии. Вместо этого начали войну в Афганистане, где мои ровесники погибали во имя «интернационального долга», а число погибших держалось в строжайшем секрете. Именно Афганистан ускорил развал СССР. Люди с тревогой об этом вспоминают, когда говорят о последнем случае погибших в далекой Сирии россиян. Конечно, те, кто там воюет, — наемники, а не призывники, ведь никакую информацию не удастся долго хранить в секрете, и неправильно сравнивать современную Россию с поздним СССР. Нет аппарата давления, контролирующего страну, нет Коммунистической партии, границы открыты и есть хотя бы частичная свобода слова, да и люди в общем сейчас сильно другие. Но настоящего диалога между властями и обществом, а также между различными группами в обществе не ведется. Равно как и не было диалога между кандидатами во время региональных дебатов.


В 2015 году экономист Наталья Зубаревич провела пресс-конференцию, на которой были представлены результаты ее исследования о влиянии санкций, экономическом кризисе и ухудшении финансовой ситуации. Подавляющее большинство ее респондентов вспоминали старые советские технологии личного выживания: сдать квартиру в городе и переехать жить на дачу, отправить детей учиться за границу, отправиться всей семьей зарабатывать деньги за границей или начать полулегальный бизнес. Лишь некоторые выражали протест и желание объединиться с другими, чтобы решить актуальные проблемы. Те немногие, кто протестовал против «антикризисных мер» в экономике — дальнобойщики и фермеры — были обречены на провал из-за своей немногочисленности и отсутствия поддержки. Многие из тех, кто им сочувствовал, не спешили выражать свою солидарность и решали свои собственные дела отдельно. К началу 2018 года 40% россиян работали на полутеневую экономику, которая была никак не связана с государством. Точно так же, как это было в последние годы СССР. Это значит, что договор, заключенный между государством и гражданами в начале 2000-х на волне борьбы с терроризмом — «мы будем вас защищать, а вы не вмешивайтесь в дела государства» — больше не работает. Нет доверия. Тысячи образованных и талантливых людей по всей России сейчас придумывают, как бы им получше устроить свои жизни, не оглядываясь на государство. Одаренные молодые люди не планируют связывать свою судьбу с государственной службой, поскольку видят, что решения принимаются без учета экспертных мнений или обсуждения с общественностью. В стране существует несколько миров, которые никак не пересекаются и не сообщаются.


Никто точно не знает, что будет происходить после дня выборов 18 марта. Но все осознают, что начинается заключительная стадия этого долгого этапа развития России. Многие надеются, что он пройдет без социальных потрясений. В программе Явлинского «Дорога в будущее» подчеркивается важность участия общественности в проблемах местного самоуправления и повседневной жизни общества. Местное самоуправление может стать пространством, где граждане будут иметь возможность показать, на что они способны, и встать на путь развития и диалога. Последние муниципальные выборы в Москве продемонстрировали, к удивлению многих, что это реально. Независимые кандидаты и представители независимых партий выиграли 20% мест, а в избирательном участке, где голосовал Путин, все места получила партия Явлинского «Яблоко».


После президентских выборов во многих регионах пройдут выборы мэров и муниципальных властей. Новое возрождение России может начаться не в федеральном центре, а в глубинах страны, где наконец-то уверенно зазеленеет свежая поросль.


Надежда Ажгихина — журналист, член «Ассоциации свободное слово» и вице-президент Европейской федерации журналистов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.