В Британии нет ни единого человека, кого бы не возмутило жестокое нападение в Солсбери на прошлой неделе на Сергея Скрипаля и его дочь Юлию. Применение боевого отравляющего вещества нервно-паралитического действия на улицах Британии является варварским и исключительно безрассудным актом. Это ужасное событие прежде всего требует самого тщательного и скрупулезного расследования, которое должна провести наша полиция и спецслужбы. Они вправе рассчитывать на всяческое содействие в своей работе, а общество вправе ожидать от своих политических руководителей трезвости, выдержки и взвешенной реакции. Спешка без доказательств, которые должна собрать полиция, в атмосфере парламентской лихорадки и возбуждения не служит делу справедливости и нашей национальной безопасности.


Тереза Мэй была права, когда в понедельник заявила о двух возможных версиях атаки в Солсбери, учитывая то, что нервно-паралитическое вещество было опознано, и прозвучало заявление, что оно российского производства. Либо это было преступление, совершенное российским государством, либо государство утратило контроль над этим смертельно опасным ядом, который оно должно хранить надежно и безопасно. Если верен второй вариант, то нельзя исключать причастность российских мафиозных группировок, которым было позволено обосноваться в Британии.


В среду премьер-министр не исключала ни первый, ни второй вариант. Какая версия в итоге окажется правильной, должны определить специалисты из полиции и служб безопасности. Будем надеяться, что следующим шагом станет арест ответственных за данное преступление.


Как я уже говорил в парламенте, российские власти необходимо призвать к ответу на основании улик и доказательств, а наш ответ должен быть одновременно решительным и соразмерным. Но давайте не будем изобретать противоречия из-за России там, где их нет и быть не должно. Безусловно, лейбористы не поддерживают путинский режим, его консервативный авторитаризм, нарушение им прав человека, политические злоупотребления и экономическую коррупцию. А еще мы отдаем должное многочисленным российским активистам и борцам за социальную справедливость и права человека, включая права ЛГБТ.


Но это не значит, что мы должны смириться с «новой холодной войной», с увеличением военных расходов, с конфликтами, которые ведутся чужими руками по всему миру, и с маккартистской нетерпимостью к инакомыслию. Британия должна безоговорочно соблюдать свои законы и отстаивать свои ценности. И параллельно этому она должна проводить такую внешнюю политику, в которой используется любая возможность для ослабления напряженности и предотвращения конфликтов.


Дипломатия нынешнего правительства обманывает ожидания страны. Безусловная поддержка Дональда Трампа и красная ковровая дорожка для саудовского деспота — это не только измена нашим ценностям, но и ослабление нашей безопасности.


На нашу способность бороться с российским беспределом негативно влияют неправедно нажитые деньги российских олигархов, как дружащих с властью, так и выступающих против нее — ведь они отмываются в Лондоне на протяжении двух последних десятилетий. Мы должны прекратить обслуживать российский кланово-олигархический капитализм в Британии и тех коррумпированных миллиардеров, которые используют Лондон для защиты своих состояний.


Поэтому я буду неотступно требовать, чтобы российские деньги были исключены из нашей политической системы. Мы будем настойчиво добиваться от нашего правительства всецелой поддержки предложенных лейбористами санкций по примеру закона Магнитского, которые направлены против нарушителей прав человека, а также масштабных и жестких мер противодействия отмыванию денег и уклонению от уплаты налогов.


Мы согласны с решением правительства в отношении российских дипломатов; однако меры против олигархов и награбленной ими добычи оказали бы гораздо большее воздействие на элиту России, чем взаимное выдворение дипломатических работников. Мы готовы поддержать дальнейшие санкции, если и когда расследование атаки в Солсбери даст результаты.


Но если мы хотим объединить союзников и вместе с ними предпринять действия, которые должны быть предприняты, нам надо в полной мере воспользоваться действующими международными соглашениями и процедурами в борьбе против химического оружия. Это значит, что нам нужно действовать через Организацию по запрещению химического оружия в целях уменьшения угрозы от этого ужасного средства ведения войны, а при необходимости привлекать инспекторов по химическому оружию к расследованиям, касающимся распространения такого оружия из советской эпохи.


Мы можем и должны создать базу для общего политического ответа на это преступление. Но за годы работы в парламенте я убедился, что ясное мышление во время международных кризисов слишком часто уступает место эмоциям и поспешным суждениям. Неверные разведсведения и сомнительные досье привели к катастрофе, какой стало вторжение в Ирак. Обе партии подавляющим большинством поддержали нападение на Ливию, но и это решением оказалось неправильным. Всеобщее негодование из-за терактов 11 сентября привело к войне в Афганистане, которая продолжается по сей день, в то время как терроризм расползся по всей планете.


Если мы хотим избежать сползания к конфликту, то последствия распада Советского Союза и фактического краха российского государства в 1990-е годы необходимо устранять в рамках норм международного права и дипломатии.


Сейчас необходимо найти и привлечь к ответственности тех, кто совершил преступление в Солсбери. Лишь твердыми многосторонними действиями мы сможем сделать так, чтобы такие шокирующие атаки не повторялись.


Джереми Корбин — лидер Лейбористской партии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.