Сможет ли американская интеллигенция и американские политики когда-нибудь обсуждать Россию разумно, реалистично и честно? Я сомневаюсь.


Рассмотрим две группы фактов.


Вот первый: недавно на британской территории представители российского государства, вероятно, убили (так в тексте — прим. перев.) своего бывшего агента используя химическое оружие. Не исключено, что Россия сотрудничала с WikiLeaks, чтобы опубликовать информацию, компрометирующую Хиллари Клинтон, либо с целью ослабить ее позиции как (возможного) президента, либо помочь в избрании Дональда Трампа. В 2014 году Россия аннексировала часть Крыма (так в тексте — прим. перев.); это стало первым случаем, когда российское государство расширило свою территорию после окончания холодной войны. Снабжаемые Россией боевики на Украине применили зенитно-ракетный комплекс и сбили пассажирский авиалайнер. Россия заключает особые сделки с противниками США, такими как Иран. Россия снова стала игроком на Ближнем Востоке, вмешавшись в дела Сирии, когда Америка не могла взять на себя обязательство сместить с президентского поста Башара Асада. Она предоставляет убежище Эдварду Сноудену, который находится в розыске за кражу американской секретной информации. Российские банки предоставляют кредиты политическим партиям Запада, занимающимся подрывной деятельностью, таким как Национальный фронт Марин Ле Пен. Россия подавляет политическое инакомыслие внутри страны, используя как правовые, так и незаконные меры — от лишения доступа к выборам до убийства журналистов. Ее армия проводит провокационные учения у границ стран НАТО.


А вот вторая группа фактов: в конце холодной войны Россия мирно покинула территории площадью свыше 1,8 миллиона квадратных километров в Европе и Евразии. Правительство Бориса Ельцина, утверждая, что действует по совету западных политиков, которые рекомендовали ему провести «шоковую терапию», продало активы и производственные объекты российской экономики группе коммунистов-аппаратчиков и бандитов. Это было крайне непопулярно в России, но его переизбрание было обеспечено прямым вмешательством США, включая «экстренные вливания» миллиардов долларов западных денег, когорту американских политических консультантов и инсценированную «конфронтацию» с Биллом Клинтоном. При Ельцине экономические и социальные тенденции привели к значительному снижению средней продолжительности жизни в России. Джордж Буш-младший вдохновил и поддержал революции на постсоветском пространстве. Его администрация поддержала таких людей, как Михаил Саакашвили в Грузии, которые начали бороться с Россией. Во время второго президентского срока Обамы Соединенные Штаты поддержали путч на Украине и ряд повстанцев исламистского толка в Сирии — в двух странах, на территории которых (по стечению обстоятельств) располагались крупные российские военно-морские объекты. В обоих случаях Россия предприняла военное вмешательство.


И что вы скажете, исходя из вышеупомянутых фактов? Россия слабая или она становится увереннее и сильнее? Сдерживает ли ее сильная политика Запада? Или она окружена истеричными и легко поддающимися панике западными державами? Путин блестяще играет, находясь в невыгодном геополитическом положении? Или же он отчаянно маневрирует, чтобы скрыть недостатки и ошибки?


Похоже, политические деятели Америки легко меняют свои взгляды. Когда Митт Ромни заявил в 2012 году, что Россия является «главным геополитическим врагом Америки», президент Обама парировал ему: «Ну да, назад в 1980-е — к допотопной внешней политике». Либералы восприняли его слова на ура.


Но два года спустя Россия приняла закон, запрещающий пропаганду гомосексуализма среди молодежи. Власти арестовали участниц панк-рок группы Pussy Riot за их протест в соборе у алтаря. И внезапно Россия стала для американских либералов иностранным посредником в их собственных внутренних культурных войнах. Обама отправил на Олимпиаду в Сочи спортсменов-геев в составе американской делегации. А Pussy Riot чествовали, как героев.


Что нас беспокоит? Не может быть, чтобы нас возмущало то, что Россия у себя в стране нарушает права человека, это не беспокоит никого, кто одобряет особые отношения Америки с Саудовской Аравией. Не может быть, чтобы мы по-настоящему боялись Россию как давнего соперника в борьбе за власть. Россия сокращается, Китай растет. Так что же?


В кругах политических элит, в хорошо освещенных залах, где на столах стоят ряды бутылок с бесплатной минеральной водой, где люди важно и торжественно называют себя «атлантистами», о России не говорят так, словно она не является страной со своей собственной историей, страной, движимой национальными интересами и проблемами. Вместо этого и в неофициальном порядке, и публично о ней говорят как о призраке, включенном в западную сюжетную канву. Она преследует Запад. Она — двигатель любого нежелательного политического события. Ее обвиняют в росте популярности и приходе к власти Виктора Орбана в Венгрии, хотя он был порождением проатлантических институтов. Люди обвиняют Россию в росте популярности националистической популистской партии в Польше, хотя эту партию возглавляет человек, который считает, что Путин убил его брата.


Россия служит символом западной неуверенности в себе во всех ее проявлениях. Западные популисты сомневаются, что их правящий класс заботится об их интересах, и считают, что Путин отстаивает свою страну. Некоторые представители западного политического класса уверены, что разработанная ими после холодной войны программа еще более свободного движения товаров, капитала и людей никогда не рухнет. И поэтому они считают, что явный отказ от этой программы в виде голосования за Брексит и за Дональда Трампа, должно быть, является результатом махинаций России.


Для других эти сомнения — еще более мрачные. Послевоенная программа в последнее время способствует возникновению большего количества экономических проблем, чем они ожидали, и более масштабных политических потрясений, чем они способны вынести. Отсюда возникает и лицемерие. Считается, что русские должны проглотить навязанную им ельцинскую коррупцию. Но западные элиты не могут справиться даже с несколькими мемами в «Фейсбуке».


Некоторые из институтов атлантистов тоже в какой-то степени виноваты. Разве финансовые институты в лондонском Сити не зависят от богатств российских олигархов? И личное богатство нашей элиты частично находит свое отражение в завышенных ценах на недвижимость в Лондоне, Нью-Йорке и Париже, которые зависят от россиян, покупающих ее и бывающих в своих владениях раз в несколько месяцев, а то и вообще никогда не бывающих. Некоторые дети представителей американской элиты ходят в частную школу вместе с этими молодыми наследниками владельцев российских ресурсов, семьи которых обогатились благодаря шоковой терапии.


Наверное, когда-нибудь мы снова узнаем, что Россия — это просто страна со своими интересами. Возможно, мы когда-нибудь согласимся или хотя бы поймем, что ее неприглядная политическая культура обусловлена печальной, не очень счастливой историей и невыгодным географическим положением. Не исключено, что мы даже признаем наши собственные ошибки в отношениях. Сейчас мы слишком погружены в наши собственные фракционные внутренние споры, и нас слишком преследует наше собственное чувство того, что нам не хватает лидерства и политической мудрости, и мы охвачены собственным страхом — нам страшно оттого, что нам не хватает ни воли сохранить наш образ жизни, ни способности изменить его.


Но я не уверен, что особенно жду прихода этого дня. К такого рода самопознанию мы обычно приходим лишь через невыразимую трагедию. День, когда российские теории заговора перестанут нас забавлять или успокаивать, станет днем, когда нас уже ничто не сможет или не будет ни забавлять, ни успокаивать.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.