Россия попала в заголовки средств массовой информации по всем возможным негативным поводам, когда группа государств во главе с Соединенными Штатами выслала более 100 российских дипломатов и сотрудников разведки на основании подозрений, что Кремль может стоять за нападением с использованием нервно-паралитического отравляющего вещества на проживающего в Соединенном Королевстве беглого российского шпиона Сергея Скрипаля и его дочь Юлию, совершенным 4 марта в Солсбери.


Помимо Соединенных Штатов, еще 14 государств-членов Европейского союза, включая Германию, Францию, Польшу, Чешскую Республику, Литву, Италию, Данию, Голландию и Латвию, провели скоординированную высылку дипломатов, а затем к ним присоединилась еще и Австралия. В определенном смысле этот шаг, являющийся наиболее масштабной и согласованной высылкой дипломатов со времени окончания холодной войны, уже назревал в течение некоторого времени. На прошлой неделе Соединенное Королевство показало пример, выслав из страны 23 российских дипломата, а неделей ранее Соединенные Штаты нанесли удар по России, введя санкции против многочисленных российских граждан и юридически за вмешательство в американские президентские выборы 2016 года с помощью скрытой онлайн-пропаганды, включая фейковые новости.


Помимо этих конкретных обвинений, выдвигаются и другие: командующий вооруженной группировкой Соединенных Штатов в Афганистане обвинил Россию в снабжении оружием «Талибан» (запрещенная в России организация — прим. ред.); что касается северокорейского кризиса, то г-н Трамп в январе сказал о том, что Россия помогает Пхеньяну избегать санкций; а Евросоюз в прошлом году проголосовал за продление до 2018 года своих санкций, запрещающих своим бизнесменам вкладывать средства в Крыму. Россия на самом деле стала государством-изгоем? И является ли это ее большой стратегией, направленной на восстановление статуса сверхдержавы?


Ответ будет таким: и да, и нет. В определенной мере ответ Соединенных Штатов, каким бы значимым он ни показался на поверхности, сигнализирует о непоследовательном применении любых принципов двусторонних и многосторонних обязательств. Около недели назад г-н Трамп поздравил российского президента Владимира Путина с его переизбранием, и, судя по всему, это было сделано вопреки совету сотрудников аппарата Белого дома, что вызвало резкую критику со стороны его коллег-республиканцев. Вероятно, он не посчитал нужным упомянуть в телефонном разговоре атаку с применением нервно-паралитического отравляющего вещества.


Однако вскоре после этого г-н Трамп отправил в отставку советника по национальной безопасности Герберта Макмастера и назначил на эту должность Джона Болтона (John Bolton), известного своим давним «ястребиным» отношением к России. Заботящихся о демократии американцев, вероятно, беспокоит то, что высылка из страны российских дипломатов может послужить легким способом отвлечь внимание от продолжающегося расследования возможного сговора г-на Трампа и сотрудников его избирательного штаба с российскими организациями с целью оказания влияния на результаты президентских выборов 2016 года.


Какими бы ни были истинные намерения нынешней американской администрации, было бы наивно предполагать, что Москва упустит возможность усилить свое стратегическое давление на глобальную геополитику — будь то воздействие на выборы в иностранных государствах, ослабление позиций западной коалиции в Сирии, Ираке и в Афганистане, или скрытое маневрирование, усиливающее нестабильность в контексте Северной Кореи и Ирана.


С другой стороны, Западу — возможно, во главе с Соединенными Штатами или Евросоюзом — нужно найти какие-то средства для того, чтобы посадить г-на Путина за стол переговоров, следствием которых должен стать отказ от его нынешнего отношения к проведению подрывных политический акций.