Почти каждый день мы наблюдаем новые доказательства того, что конфликты в мире обострились. Происходят склоки о том, как в будущем распределить прибыль, и кто должен сидеть у руля.


К несчастью, убийства без приговора суда и покушения на убийства на территории других государств в нашем мире после 11 сентября случаются постоянно.


Количество жертв атак беспилотников во времена Обамы исчисляется тысячами, причем многие — невинные мирные люди.


Многие становятся жертвами убийств без всякого суда, хотя страны и не объявляют войну официально. И никого не привлекают за это к суду.


Преступления против международного права, которые во времена холодной войны XX века совершались втайне, в XXI веке осуществляются совершенно открыто.


А бывшие начальники спецслужб рассиживают на высоких постах, становясь президентами и министрами иностранных дел.


Вот почему кажется странным, что покушение на российского двойного агента Сергея Скрипаля и его дочь Юлию вызвало такие масштабные последствия.


Противоправные заказные убийства в Афганистане, Йемене, Сомали и Пакистане вообще почти не освещаются в новостях и уж точно не приводят к массовой высылке сотрудников посольств.


В конце XIX века и начале XX века анархисты и националисты убили целый ряд выдающихся политических деятелей, включая президентов США и Франции, но никаких особых последствий в мировой истории не было.


Но когда противоречия в кругу капиталистических государств достигают кульминации, когда возникают очевидные союзы, стремящиеся помериться силой, такое убийство может стать последней каплей, после которой разгорается мировая война.


Не сочтите это алармистской параллелью сегодняшней ситуации. Это лишь исторический пример того, как отдельные события могут повлечь за собой разрушительные последствия, становясь катализатором острых конфликтов.


Почти каждый день мы видим примеры таких конфликтов. Гигантский китайский проект нового Шелкового пути. Торговые войны режима Трампа.


Усиление альянса России и Китая в результате политики антироссийской конфронтации.


Возобновление переговоров о членстве Украины в НАТО. Стремительное перевооружение Евросоюза.


Продвижение позиций России и Ирана на Ближнем Востоке.


Постоянные стычки между Саудовской Аравией и Ираном. Выпуск Китаем нефтеюаня в качестве конкурента нефтедоллару.


Альянсы и блоки консолидируются. Глобальные державы объединяются с локальными. Пропаганда одной стороны рисует себя защитником демократических прав внутри стран. Другая сторона утверждает, что борется за демократический порядок в международных отношениях.


Как всегда, простая жажда наживы облекается в торжественные наряды, чтобы заручиться поддержкой собственного населения. Но чуть поскребешь — и найдешь нефте- и газопроводы, торговые пути или стратегические интересы держав.


Противоречия, которые мы сегодня наблюдаем, — это не конфликт империалистической сверхдержавы с угнетенными нациями. Это конфликты между капиталистическими государствами в бурном и изменчивом империалистическом мире.


В Вашингтоне, Брюсселе, Москве или Пекине планируют, как продолжать глобальную эксплуатацию рабочей силы и природных ресурсов. Возникают склоки о том, как в будущем распределить прибыль и кто должен сидеть у руля.


Лучшее, что могут сделать антиимпериалисты, — придерживаться правила, что их враг — в их собственной стране, и это собственная буржуазия и те альянсы, в которые страну втягивает правящий класс.


Вот только враг врага — не обязательно наш друг.


В борьбе за мир нет нужды принимать сторону того или иного эксплуататора. Лучше мобилизовать рабочих и простых граждан на борьбу с эксплуататорской системой.