Конфликт между Великобританией и Россией по поводу отравления нервно-паралитическим газом бывшего шпиона перешел на этой неделе в область литературы. Полем битвы стало произведение Федора Достоевского «Преступление и наказание», хорошо хоть не «Война и мир».


Министр иностранных дел Соединенного Королевства Борис Джонсон сделал первый выстрел, сравнив Россию с Родионом Раскольниковым в начале классической работы Достоевского. «Мы все знаем, кто преступник. Вопрос только в том, сознается он сам, или его поймают», — сказал он в своем выступлении на пасхальном банкете у лорда-мэра в Лондоне в среду.


Пресс-секретарь МИД России Мария Захарова подвергла Джонсона суровой критике на своем еженедельном брифинге в Москве в четверг, посоветовав ему прочитать больше, а не только начало романа, и процитировав на английском языке сыщика из романа Порфирия Петровича: «Изо ста кроликов никогда не составится лошадь, изо ста подозрений никогда не составится доказательства».


Российское посольство в Великобритании также высказало свое мнение в Твиттере. Оно сначала похвалило Джонсона за его «хороший вкус в книгах», а потом добавило, что «у Раскольникова все-таки был мотив, а у Порфирия Петровича были доказательства».


В то время как две ядерные державы участвуют в стратегии взаимно гарантированного Достоевского, Москве еще предстоит ответить на беспрецедентную высылку из разных стран мира более 150 российских дипломатов в поддержку Великобритании, которая обвиняет Кремль в отравлении 4 марта бывшего двойного агента Сергея Скрипаля. Россия отрицает какую-либо причастность к этому преступлению.