Шпионы были готовы, лидеры восстания названы. Когда в ноябре 2014 года Алексей Муратов послал свой план кремлевскому чиновнику, цели уже были ясны.


В документе, позже украденном группой украинских хакеров, была изложена «Троя» — стратегия по подготовке жителей Запорожской области на востоке Украины к пророссийскому захвату или, как он его назвал, к «освобождению от нацистcко-фашистcких оккупантов».


Это предложение было элементом более широкой стратегии по дестабилизации Украины. Об этом говорится в новом докладе, с которым ознакомились репортеры издания «Таймс» (The Times) и который был основан на обнародованных письмах одного из помощников Владислава Суркова, влиятельного кремлевского инсайдера, которого некоторые называют путинским Распутиным.


Боб Сили (Bob Seely), член британского парламента от Консервативной партии, ставший одним из авторов доклада, утверждает, что эти утечки «дают представление о секретных операциях и гибридной войне, а также о цене всего — от кибератак до фейковых новостей, от взяток до митингов — всего того, что привело к свержению областных правительств».


Прежде Муратов был депутатом от Курской области, граничащей с Украиной, и членом правящей партии «Единая Россия», которая поддерживает президента Путина. Ранее в 2014 году он был назначен представителем сепаратисткой Донецкой народной республики в России.


В рамках своей стратегии «Троя» он предлагал потратить 181 тысячу долларов на то, чтобы распространить восстание дальше на запад Украины. Это письмо предположительно было адресовано Иналу Ардзинбе, заместителю Суркова. В нем был изложен план того, как необходимо манипулировать общественным мнением перед началом восстания в Запорожье и как можно оттянуть эту область с орбиты центрального киевского правительства.


В письме говорилось, что для организации выступлений необходимо использовать «существующую шпионскую сеть». Планировалось установить контакт с сочувствующими лицами в местной полиции и Службе безопасности Украины (СБУ). Кульминацией «Трои» должны были стать неуточненные «силовые действия» повстанцев против таких прокиевских группировок, как «Правый сектор» и «Самооборона» (запрещенные в России организации — прим. ред.).


План Муратова, очевидно, не был реализован, и мы не знаем, рассматривала ли его Москва как серьезное предложение.


Анализ расходов и численности персонала указывает на то, что предложение было вполне серьезным. Ожидалось, что в основную группу войдут 15 военнослужащих или сотрудников служб безопасности, как минимум 10 офицеров полиции, 37 шпионов и информаторов и несколько местных политиков. Их лидером должен был стать Владимир Новиков, полевой командир с позывным «Алабай».


Заложенные расходы включали 40 тысяч долларов на организацию протестов, 10 тысяч долларов на поддержку сети агентов в СБУ и МВД и 49 тысяч долларов на транспортные средства.


Этот документ попал в третью порцию электронных писем, опубликованных группой украинских хакеров в ноябре прошлого года, — первая и вторая порции были опубликованы в 2016 году, — и г-н Сили тщательно его изучил. Представители Кремля назвали опубликованные группой хакеров материалы сфабрикованными, хотя некоторые из тех, кто отправлял г-ну Суркову те обнародованные сообщения, заявили, что они были настоящими.


В 2015 году один представитель Министерства иностранных дел России пошутил, что г-н Ардзинба был бы «суперменом», если он был способен на все те махинации, которые ему приписывают на Украине. Если украденные хакерами электронные письма настоящие, то они рисуют картину весьма затратной попытки повлиять на политику Украины в пользу Кремля, посеять раздоры и добиться автономии областей с многочисленным русскоязычным населением, чтобы ослабить контроль центрального правительства.


По всей видимости, эти методы использовались параллельно с непосредственным военным вмешательством Москвы в конфликт в Донбассе. Г-н Путин отрицает, что российские регулярные войска когда-либо пересекали украинскую границу, чтобы принять участие в боях, и заявляет, что там могли находиться только «добровольцы», которые следовали «зову сердца», отправляясь на помощь сепаратистам. Однако российские танки и пехота были неоднократно замечены на территории Украины, и многие убеждены, что они сыграли ключевую роль в решающих сражениях с правительственными войсками в 2014 году.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.