В современном мире конкурентность страны или отдельного региона определяется наукоемкостью производимых товаров и уровнем развития сферы услуг. Именно эти факторы, а не количество заводов-гигантов и шахт, определяют уровень жизни и качество инвестиций в социальное и инфраструктурное развитие.


В большинстве цивилизованных стран с середины 90-х занятость в индустриальном секторе стабильно снижается. Мировая экономика переориентирована с производства товаров на предоставление услуг, а в сфере занятости — на доминирование работников интеллектуального труда.


Страна считается развитой, если сфера услуг превышает 60% ее валового национального продукта. В США и странах Евросоюза этот показатель выше 70%. В США сфера услуг обеспечивает около 80% всех рабочих мест. Это поле в значительной мере «вспахано» малым бизнесом — основой среднего класса.


В Украине заметен структурный и качественный дисбаланс ВНП по сравнению с соседями. У нас агросектор занимает 14%, промышленность — около 30%, а сфера услуг — 58%. Например, в Польше эти показатели — на уровне 2,4%, 36% и 64%, а в Эстонии соответственно — 3,4%, 28%, 69%. При этом схожесть показателей украинского и эстонского промышленных индексов не должна вводить в заблуждение. Мы проигрываем по индикаторам инновационности и наукоемкости. О сырьевой же направленности нашего сельского хозяйства лучше не вспоминать…


Раньше нехватку инноваций и неразвитость сферы услуг Донбасс компенсировал за счет ударного экспорта продукции машиностроения и обрабатывающей промышленности. Сегодня ставка только на эти направления не обеспечивает устойчивого экономического роста и создания конкурентных рабочих мест. Война нарушила производственные цепочки, выдавив Украину с традиционных для нее рынков. Кроме того, согласно мировых трендов наукоемкие технологии и сфера услуг — основа стратегии экономического роста.


Себестоимость одного «iPhone» не превышает $200. При этом в рознице он стоит $1000 и дороже. Себестоимость же тонны стальной квадратной заготовки, произведенной в Украине, — $350-400. В январе 2017-го страны Ближнего Востока, где находятся наши основные рынки сбыта, покупали ее за $415-425. То есть, производители «iPhone» на одной единице своего товара зарабатывают столько же, сколько украинские металлурги на 20 тоннах металлоизделий. Похожее соотношение применимо к зерну, семенам подсолнечника, растительному маслу и другим сыотевым позициям украинского экспорта.


Экономика Донбасса на всеукраинском фоне разбалансирована еще заметнее. Тут всегда доминировала тяжелая и добывающая промышленность. Многих сегментов сферы услуг здесь не существует в принципе. К примеру, в Краматорске еще несколько лет назад не было ни одной химчистки, общедоступного современного бассейна или детских кафе. И сегодня многие направления сервисных услуг в регионе — в зачаточном состоянии.


Среди населения Донбасса существует колоссальный отложенный спрос на услуги непроизводственной сферы. Речь идет о семейных кафе, спортивных и образовательных заведениях, торгово-развлекательных центрах. У нас недостаточно развиты современные формы торговли. Например, во Франции на долю супермаркетов и гипермаркетов приходится 82% торгового оборота, в Германии — 86%. Тогда как в Украине этот показатель около 30%, а на Донбассе — еще меньше.


Исходя из этого, финансовые вложения в сервисную инфраструктуру — перспективные и быстроокупаемые. Я с оптимизмом оцениваю процесс привлечения в эту сферу масштабных инвестиций. Уже сегодня ведутся предметные переговоры об открытии в Краматорске первого сетевого гипермаркета строительных материалов.


Этот и следующие подобные проекты создадут новые кластеры занятости, которых до сих пор не было на большинстве территорий Донецкой и Луганской областей. Они станут инвестициями в новое качество жизни.


Активизация предпринимательства и рост общественного спроса на качественные услуги стимулируют структурную трансформацию экономики. Толчок к развитию получают инновационные сектора. Уже сегодня такие проекты прорисовываются в том же Краматорске, где освоили выпуск оборудования европейского уровня для ветропарков. В перспективе подобные программы обеспечат тысячи новых рабочих мест, миллиарды гривен налогов и инвестиции в развитие территорий.


Рост благосостояния заставит общество ставить перед собой и властью более масштабные задачи. Результатом этих процессов станет постепенный отказ Украины от производства продукции с минимальной добавленной стоимостью. И тогда мы сможем предложить миру условный инновационный «iPhone», килограмм которого будет дороже десятков тонн угля, зерна или металла…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.