На часах было 14 с небольшим, когда бывший глава государства вышел 4 апреля из квартиры в Сан-Бернарду-ду-Кампу, промышленном пригороде Сан-Паулу. Из этого простого и типичного для местной буржуазии дома, где он живет уже более 20 лет, 72-летний Луис Инасиу Лула да Силва отправился в профсоюз металлургов. Именно там начался путь бывшего рабочего с завода «Фольксваген». Там же он и закончился.


После десятичасовых слушаний в Верховном суде было принято бразильское «постановление века». Лула, президент с 2003 по 2010 год, «отец народа», лидер рабочей борьбы во времена диктатуры, был осужден в январе на 12 с лишним лет за коррупцию. И ему не удастся избежать тюрьмы. Шестью голосами против пяти судьи отклонили его прошение о хабеас корпус, то есть о праве остаться на свободе, пока не будут исчерпаны все юридические средства. Заключение под стражу долго откладывалось и, если не произойдет неожиданностей, может произойти в районе 10 апреля. После этого поражения обычно любящий браваду Лула решил не брать слово.


В профсоюзе металлургов сидевший перед телевизором Сидинси Эбраса (Sidinci Ebraça), рабочий с завода «Мерседес» в Сан-Бернарду-ду-Кампу, до последнего верил в спасение своего героя. Затем его накрыла волна печали и гнева. «Раньше все разговоры были только про кризис и МВФ. Лула все изменил, бедные дети смогли поступить в университет. В далеких деревнях появились вода и свет», — рассказывает он. «Лула стал жертвой показательного суда», — добавляет книготорговец Хаж Манголин (Hajj Mangolin).


Расколотая страна


Верховный суд отпирался от рассмотрения «социально-экономического наследия» человека, которого еще недавно считали одним из величайших мировых политических лидеров. Как бы то ни было, в среду в Бразилии решалась судьба не только Лулы, но и страны, которая «не обращает внимания ни на бедняков, ни на фавелы», — отметил судья Диас Тоффоли (Dias Toffoli), поддержавший хабеас корпус.


Еще ни одно решение не вызывало такого раскола в Бразилии: одни продолжают чтить бывшего президента как полубога, тогда как другие считают его самым страшным бандитом за всю историю человечества, который несет ответственность за расхищение государственных финансов и застой в крупнейшей стране Латинской Америки. И без того напряженная обстановка накалилась еще сильнее, когда глава армейского штаба заявил накануне голосования об отвращении к «безнаказанности» и отметил, что «армия не забыла о возложенной на нее миссии».


«Политика сошла с ума? Правосудие сбилось с пути? Общество больно? Мы все отравлены ядом безрассудства?» — писал 3 апреля на сайте бразильской «Паис» журналист Хуан Ариас (Juan Arias). «Как понимать, что такая мессианская личность как бывший президент Лула, который некогда был гордостью страны, превратился в затравленного зверя, вызывающего в людях худшие инстинкты?» — недоумевает он.


Сложно представить себе, что Лула променял лозунг «мир и любовь» 2002 года на брюзгливую риторику об элите, судьях и рынках. Что этот символ примирения, который хвастался тем, что принес деньги банкам, стал пугалом в деловых кругах. Что эта ненависть вылилась в марте в обстрел его кортежа, который ездил по стране в преддверии намеченных на октябрь президентских выборов.


«Лула сумел покорить сердца части мелкой буржуазии, которая заметила улучшение жизни во время его первого мандата, но начала отдаляться от него после скандала 2005 года», — считает социолог из Сан-Паулу Даниэль Перейра Андраде (Daniel Pereira Andrade). Это громкое дело выявило коррупционную систему покупки голосов парламентариев и сделало «Партию трудящихся» обычным (то есть коррумпированным) политическим движением в глазах людей.


Последний удар


Скандал не помешал Луле добиться переизбрания, однако некогда блестящий образ президента, который к тому же шел на все новые компромиссы и союзы с неприглядными личностями в столице, ощутимо померк. Последним ударом стал приход к власти его протеже Дилмы Русеф в 2010 году и запуск антикоррупционной операции «Автомойка», которая пролила свет на масштабную коррупционную сеть с привлечением госпредприятий, частных компаний и политиков.


Под удар попали как левые, так и правые, но первой жертвой стала ПТ, а главным действующим лицом — Лула. В сочетании с экономическими и политическими ошибками Дилмы Русеф скандал подтолкнул общественность к тому, чтобы потребовать ее отставки, которая вступила в силу в 2016 году в обстановке сильнейшей напряженности.


«Для многих Лула был символом надежды. Тем не менее по приходу к власти он вел себя, как и все политики, — считает Карлуш Фернанду душ Сантуш Лима (Carlos Fernando dos Santos Lima), прокурор из Критибы, где и началась «Автомойка». — Коррупция в Бразилии — это не Лула и ПТ, а все партии власти».


Операция выявила масштабную коррупцию, от мелких провинциальных муниципалитетов, до президентского дворца, где сейчас сидит Мишел Темер.


«Лула все еще пользуется признанием и восхищением бразильцев. Отличие в том, что раньше за него была вся улица, а теперь у него появились противники», — считает один видный столичный деятель. К этой оппозиции относится в первую очередь «Движение за свободную Бразилию», которое выступает за ультралиберализм в экономике и ультраконсерватизм в нравах. Во вторник вечером оно устроило в полусотне городов демонстрации с требованием о заключении Лулы.


72-летний предприниматель Селсу Базейу (Celso Bazeio) был в числе тех, кто собрался на проспекте Паулиста в Сан-Паулу. «Лула должен сидеть в тюрьме. А вместе с ним и все остальные бандиты!» — считает он. Как бы то ни было, у части страны возник в среду следующий вопрос: не случится ли так, что расплачиваться будет один только Лула?