Поскольку Владимир Путин вступает в свой следующий срок, присутствие России на Ближнем Востоке и сотрудничество с ним почти наверняка будут продолжаться и углубляться — во многом потому что ее государственный бюджет в значительной степени зависит от доходов от продажи нефти. Вот как все это выглядит.


Россия зависит от доходов от продажи нефти в финансировании военных и социальных расходов. Вместо того чтобы рисковать, проводя масштабные реформы у себя в стране, Путин, вероятно, будет полагаться на доходы России от налогов на добычу нефти и доходы от ее продажи — что составляет около половины федерального бюджета России.


Это означает, что Россия пришла на Ближний Восток надолго.


Нефтяные рынки сместились на восток


В 2013 году развивающиеся страны по уровню потребления нефти впервые обогнали развитые страны. Спрос в странах Азиатско-Тихоокеанского региона, особенно в Китае, в настоящее время является движущей силой мировых нефтяных рынков.


Крупнейшая российская государственная нефтяная компания «Роснефть» в июне 2013 года заключила крупную сделку с Пекином о поставках нефти. Контракт на сумму предположительно в 270 миллиардов долларов и сроком на 25 лет предполагает строительство новых и расширение имеющихся трубопроводов, связывающих Россию с Китаем и другими рынками Азиатско-Тихоокеанского региона.


С тех пор «Роснефть» заключила новые соглашения с китайскими фирмами о поставках, в соответствии с которыми она будет продавать сотни тысяч баррелей нефти в день, в результате чего Россия становится крупнейшим поставщиком нефти в Китай. Москва пытается показать Соединенным Штатам и Евросоюзу, что она может обратить свое внимание в другую сторону и получать доходы и политическую поддержку в других местах.


Европа по-прежнему остается крупнейшим покупателем


Для российских энергетических компаний Европа остается важнейшим рынком — она потребляет около 70% российского экспорта сырой нефти и нефтехимических продуктов. Для увеличения продаж в Китай или Азию требуется одновременно увеличивать объемы добычи нефти в России, чтобы сохранить свою долю на рынке Европы.


В конце прошлого года «Роснефть» заключила сделки, почти в два раза увеличив объемы нефти, поставляемой Китаю через Казахстан. Но это означало, что «Роснефти» пришлось использовать больше нефти из Западной Сибири, которая обычно поставляется в Европу.


Нефть немного похожа на виски. Ее характеристики отличаются в зависимости от того, где ее производят, те, есть добывают — поэтому для того чтобы создать продукт необходимого качества, часто смешивают различные виды нефти. Россия экспортирует в Европу смесь, состоящую из более легкой нефти из Западной Сибири и более тяжелой нефти из месторождений на Урале и в Поволжье.


Используя для экспорта в Китай больше нефти из западносибирских месторождений, «Роснефть» была вынуждена изменить состав нефтяной смеси, предназначенной для поставки в Европу, добавив в нее больше тяжелой нефти. С тех пор европейские нефтеперерабатывающие компании угрожают пересмотреть контракты и сократить закупки российской нефти, поскольку в более тяжелой нефти больше примесей.


Экспорт нефти в 2017 году в целом вырос на 1%, однако экспорт по трубопроводу в Китай вырос на 40%. Как ожидается, объемы добычи нефти до начала 2020-х годов почти не изменятся. А без роста добычи поддерживать поставки в Европу Россия сможет с трудом.


Поэтому европейские покупатели могут остаться обманутыми, нефти им может не достаться — и России необходимо добывать нефть где-то еще. Основная часть ее новых нефтедобывающих мощностей расположена ближе к Китаю и азиатским рынкам, чем к Европе.


Обеспечить надежные поставки


Санкции оказали на добычу относительно небольшое воздействие, но большое значение имеют цены на нефть. При их достаточном росте многие арктические проекты, которые должны обеспечить будущие поставки в Европу и Азию, становится прибыльными. Однако с середины 2014 года цены в целом были довольно низкими.


Санкции ограничивают инвестиции и импорт технологий для реализации шельфовых и глубоководных арктических проектов, ограничивая возможности российских компаний в условиях более высоких цен.


В условиях низких цен и в ответ на санкции Россия увеличила объемы внутренней добычи, изменив налоги и сосредоточившись на более дешевых проектах, включая арктические проекты по добыче на суше, которые легче реализовать.


Общая ситуация вынуждает российские фирмы выходить за рубеж. Себестоимость добычи на Ближнем Востоке ниже, и они обслуживают европейские рынки. «Роснефть» начала заключать сделки в этом регионе, чтобы восполнить дефицит для обеспечения своих европейских клиентов.


В феврале 2017 года «Роснефть» заключила сделку с Национальной нефтяной корпорацией Ливии на покупку ливийской нефти для своих европейских клиентов.


Компания помогла иракскому Курдистану получить кредиты на сумму три миллиарда долларов, которые будут возвращены в виде будущих поставок нефти. В конце прошлого года «Роснефть» договорилась о приобретении контрольного пакета в курдской компании, являющейся оператором нефтепровода, идущем в Турцию, и стала посредником в конфликтах между Багдадом и местным правительством в Эрбиле.


По этим же причинам российская частная нефтяная компания «Лукойл» начала реализацию проектов в Иране и на юге Ирака. Ее цель состоит в том, чтобы увеличить объемы поставок на быстрорастущие нефтяные рынки, такие как Индия, и приобрести более дешевые в разработке активы.


Сделки в Ливии и Курдистане помогают России поддерживать реализацию своих сделок с Европой. Чтобы договориться о предоставлении более выгодных условий для будущих инвестиций, Россия также может использовать и политические меры — продажу оружия, дипломатическую поддержку и кредиты.


Это позволяет Москве сочетать государственные и корпоративные ресурсы для приобретения долей в будущих нефтяных проектах. Например, «Роснефть» с успехом использовала стратегию обмена кредитов на активы в Венесуэле.


Российские компании делают все возможное, чтобы сохранить лидирующие позиции на европейском рынке, расширяя свою роль на азиатских рынках, несмотря на ограничения на добычу в России.


Обеспечить более высокие цены


Государственный бюджет России тесно связан с налогами на добычу нефти и доходами от ее продажи. И это помогло Москве наладить взаимодействие с Саудовской Аравией и ОПЕК с целью сокращения объемов добычи нефти по простой причине — для повышения цен на нефть.


Государственная Дума приняла бюджет России на 2017-2019 годы за сутки до того, как министр энергетики Александр Новак официально объявил о готовности России взаимодействовать с ОПЕК и Саудовской Аравией с целью повышения цен на нефть.


Бюджетного дефицита в России удается избегать до тех пор, пока нефть держится на уровне не менее 53 долларов за баррель. Сегодня цены на нефть находятся в переделах 60-70 долларов.


Однако сокращение объемов добычи идет вразрез с новой реальностью — ростом добычи нефти в США. По данным Международного энергетического агентства, к концу 2019 года объемы добычи в США, вероятно, превысят объемы добычи в России. Кроме того, сокращения объемов добычи ограничивают возможности российских фирм увеличить добычу в дальнейшем.


По этой причине США становятся хозяевами положения и могут увеличивать объемы экспорта нефти в Европу и Азиатско-Тихоокеанский регион и удерживать низкие цены.


Эр-Рияд и Москва сейчас ведут переговоры о заключении соглашения сроком на 10-20 лет, чтобы попытаться удержать более высокие цены. В качестве дополнительного стимула для Москвы Саудовская Аравия также может предоставить финансирование и технологии, которые не будет предоставлять Запад.


Куда идет Россия?


Кремль выступил на Ближнем Востоке против Запада, ввязавшись в сирийский конфликт, но ему пришлось еще и «заняться» ближневосточной нефтью — к этому его подтолкнули меняющиеся энергетические рынки, низкие цены на нефть и западные санкции. Неспособность Путина реформировать российскую экономику означает, что решающим фактором в сохранении экономической и политической стабильности по-прежнему являются доходы от нефти.


И хотя российские нефтяные компании устойчивы, Россия пришла на Ближний Восток, чтобы остаться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.