«Новичок» значит «нечто новое», но в темных делах путинский режим — совсем не новичок. Британские журналисты перечислили целый ряд подозрительных смертей тех, кто был неугоден Москве, и это только на территории Великобритании. Их насчитали несравненно больше, чем на территории России.


Реакция российской прессы на массированный ответ Запада не отличалась от других подобных случаев — скажем, от кампании вокруг сбитого малайзийского боинга с сотнями пассажиров. Российские власти тогда вбросили в информационное пространство как минимум пять значительных, хотя и противоречащих друг другу теорий. Что касается покушения на перебежчика Скрипаля, то полугосударственная российская пресса выдвинула 21 «правдоподобную» версию событий, начиная с утверждений о том, что покушение выгодно украинским спецслужбам, и вплоть до того, что за ним стоит организованная преступность. Наконец, по команде Кремля журналисты договорились, что будут рассказывать сказку, как перебежчика пытались убить сами британцы.


Зачем Великобритании, Украине или неизвестной мафии это жестокое преступление, никто объяснять не собирается. Достаточно общих слов о том, что они стремятся «навредить державе, которая встала с колен».


Прискорбный цинизм


Все, что делает преступный режим, рано или поздно наносит стране вред. Каждое убийство, прямо или косвенно заказанное Кремлем, нанесло урон его международному престижу, продемонстрировав безжалостную жестокость. Владимир Путин до совершенства довел этот принцип, когда на убийство Анны Политковской, совершенное в день его рождения, отреагировал словами: «Это отвратительное преступление наносит нашему государству больший ущерб, чем все ее клеветнические публикации».


Поэтому с прискорбным цинизмом Путин пообещал, что не будет спать спокойно, пока это дело не будет расследовано до конца. Но всем известно, что заказчика убийства так и не нашли, а чеченских исполнителей надежно распихали по российским тюрьмам. И все это нисколько не мешает Путину спать.


Чей провал?


Как в Лондоне, так и в Москве (в присутствии всего дипломатического корпуса) Великобритания изложила все обстоятельства, связанные с химической атакой в Солсбери. Пресс-секретарь российского МИДа Захарова назвала эту историю полным провалом британских спецслужб. Все потому, что у британцев нет бесспорных и прямых доказательств, в частности уличающих предметов, таких как кинжал, плащ, или признательных показаний убийцы, взятого с поличным. Покажите, мол, доказательства, и только потом мы с вами поговорим! Но что такое доказательства в нынешнюю постфактическую эпоху? Даже в случае явного убийства другого перебежчика Литвиненко убийцу не поймали за руку.


У западных властей выбор невелик: либо они откажутся от защиты своих граждан от подобных неоднократных террористических актов, либо будут основываться на комплексе всех важных, пусть и непрямых доказательств по принципу бритвы Оккамы (согласно этому методологическому принципу, наиболее очевидное объяснение, которое приходит нам в голову первым, в результате оказывается правильным).


У России был мотив — запугать всех потенциальных перебежчиков из российской разведки. У нее есть и опыт, и технические возможности, необходимые для химической атаки на территории другого государства. У России также есть прикрытие для подобных операций. Речь о специальном законе, разрешающем ликвидировать врагов в любой точке мира. Для достижения своих геополитических целей Россия использует все формы гибридных войн. Нет никакого другого правдоподобного объяснения ликвидации Сергея Скрипаля и его дочери. Когда нечто выглядит, как утка, плавает, как утка, крякает, как утка, то, скорее всего, это утка и есть.


Союзники и «несоюзники»


Небывало сплоченные действия Запада, предпринятые в ответ на недавнюю преступную операцию Кремля, заставили режим Путина заняться поисками некоего приемлемого объяснения этой единодушной позиции. В передаче российского телевидения «Время покажет» на вопрос ведущего, что скрывается за нынешней сплоченностью Запада, один депутат Государственной думы без колебаний ответил: «Там все давно сошли с ума, и им пора в психбольницу. Благодаря Путину мы — единственные в мире, кто еще сохранил здравый смысл».


Но россияне, конечно, не единственные. Вместе с ними здравый смысл сохранили также австрийцы и словаки, которые требуют неопровержимых доказательств российской вины в ситуации, когда по определению их быть не может. Компанию им составляет чешский президент, который активно ищет подтверждение российской невиновности. Иначе, какой другой скрытый смысл у его распоряжения о том, чтобы чешская контрразведка нашла следы присутствия нервно-паралитического вещества «Новичок» в Чехии? Я напомню, что речь идет не об одном веществе, а о сложной технологической системе, составляющие которой могут встретиться где угодно.


Если их найдут в Чехии, то Кремль снимет с себя ответственность, зато величайший чешский патриот подвергнет худшим подозрениям собственный народ. Если же эти вещества не найдутся сейчас, то поиски затянутся на столько, сколько нужно, чтобы дело забылось, а Россия получила возможность еще долго ссылаться на чешское расследование. Если оно не завершится, то и дело останется нерасследованным, а российские утверждения о всеобщей доступности яда — неопровергнутыми.


В данном случае слова об утке по-прежнему актуальны: если кто-то выглядит, ведет себя и говорит, как агент влияния Путина, то, скорее всего, он и есть агент влияния Путина.