«Вы заблуждаетесь, что у вас есть друзья», — сказал в понедельник, обращаясь к Америке, постоянный представитель России при ООН Василий Небензя во время проходившего заседания Совета Безопасности по Сирии.

 

В настоящее время Вашингтон формирует группировку для наказания Сирии за использование химического оружия, и, кроме того, приближается дата проведения крайне важного саммита Северная Корея — Соединенные Штаты, и поэтому нам нужны союзники. А если ли они у нас в эпоху президента Трампа?

 

Британский премьер-министр Тереза Мэй с осторожностью относится к военным действиям, однако ответ Вашингтона на химическую атаку в Солсбери оживил специальные отношения между двумя странами, и поэтому на Лондон можно положиться. Как сказала в понедельник, обращаясь к Небензе, Карен Пирс (Karen Pierce), постоянный представитель Британии при ООН, ее страна «гордится тем, что является другом Соединенных Штатов». Франция была готова нанести удар еще в тот момент, когда Башар Асад впервые пересек проведенную Бараком Обамой «красную черту», и ее позиция не изменилась. Президент Франции Эммануэль Макрон на самом деле установил невероятную дружбу с Трампом.

 

Главная цель израильского премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху в Сирии состоит в том, чтобы не дать иранцам закрепиться у границ Израиля. Израиль и ведет себя в соответствии с этой целью, как он показал это в воскресенье.

 

Арабский мир поддерживает с Америкой отношения любовь- ненависть, однако тяга суннитских государств к Америке стала сильнее после иранской сделки — приходят на ум Саудовская Аравия, Египет, Марокко и Иордания.

 

Тем временем японский премьер-министр Синдзо Абэ ожидается на следующей неделе в резиденции Трампа Мар-а-Лаго. Токийские официальные лица сказали мне, что г-н Абэ является самым близким другом Трампа в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

И они правы — президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин склоняется к умиротворению Ким Чен Ына, что и объясняет его роль в организации саммита Ким — Трамп. В лучшем случае, Мун может играть роль доброго полицейского, тогда как Абэ будет злым полицейским.

 

Трамп постоянно подчеркивает свои отношения с председателем Китая Си Цзиньпином, однако Пекин не является другом. Даже если это помогает нам денуклеаризировать Северную Корею — на этот счет есть большие сомнения, — он делает это для достижения собственных целей по обеспечению доминирования в этом регионе.

 

А доминирование Китая — это плохо для Америки и плохо для мира, поскольку оно представляет собой диктаторскую модель управления, конкурирующую с западной демократией. Тем не менее председатель Си, похоже, уступает давлению со стороны Трампа, обращая внимание в первую очередь на торговлю (к большому удовольствию Уолл-Стрита). Чтобы контролировать восхождение Китая, Трамп, вероятно, продолжит демонстрировать Си свою жесткую любовь.

 

Обратитесь теперь к премьер-министру Индии Нарендре Моди, если хотите, чтобы он помог вам противодействовать восхождению Китая. Он изменил глобальную позицию Дели. Когда-то она «не присоединялась» к Америке, а теперь эта крупнейшая в мире демократия готова стать главным союзником Америки в Азии.

 

Тайвань, которого часто обходят вниманием в Азии, является ведущим экономическим игроком, и Китай его пока еще не поглощает. Теперь, когда за штурвалом находится советник по национальной безопасности Джон Болтон (John Bolton), следует ожидать, что Трамп усилит оборонительные возможности Тайбэя, к большому огорчению председателя Си.

 

Хотя Южная и Центральная Америки непосредственно не вовлечены в эти события, их поддержка тем не менее необходима для создания сплоченного глобального альянса. Продолжающиеся антимексиканские выпады Трампа, помимо их неблаговидности, еще и крайне деструктивны на этом фронте.

 

Что касается Европы, то иранская сделка, ненавидимая Трампом и Болтоном, вносит раскол в трансатлантический альянс. Возглавляемая Германием Европа крайне заинтересована в существующих в Иране деловых возможностях. Однако, как показывает резкое падение иранской валюты в последние дни, подобного рода возможности еще должны материализоваться. Король-доллар продолжает оставаться мировой валютой, и его господство удерживает союзников от поддержки несостоявшегося и ненавистного иранского режима. Только падение власти мулл откроет Иран для прибыльного глобального бизнеса. Европа не хочет полностью отказаться от иранского бизнеса, но если европейцы будут поставлены перед выбором «Америка или Иран», то они будут брыкаться и кричать, но вы знаете, на чьей стороне они в конечном итоге окажутся.

 

А теперь вернемся к России. Даже в тяжелые дни после развала Советского союза московский истеблишмент считал Соединенные Штаты главным врагом и соперником. В течение десяти лет Америка отказывалась активно давить — хотя такая возможность существовала — на президента Путина, когда он устанавливал дружеские отношения с самыми сомнительными в мире личностями — Асад, аятолла Али Хаменеи, а теперь еще и Ким, если назвать лишь некоторых.

 

Сегодня стало еще более очевидным, что Путин на самом деле не дергает за веревочки Трампа, и поэтому Америка имеет возможность задать вопрос любому лидеру, достойному нашей дружбы: Вы предпочитаете союз с Америкой или с Россией — или с кем-либо из ее друзей?


И в таком случае у Америки будет так же много друзей, как у Джорджа Бейли в одном известном фильме, роль которого сыграл Джимми Стюарт (Jimmy Stewart). Прекрасная жизнь, не правда ли?