Юлия Скрипаль, отравленная в прошлом месяце в Британии вместе со своим отцом, бывшим российским шпионом, сказала, что ей не нужны услуги российского посольства в Лондоне. Об этом говорится в заявлении, опубликованном от ее имени лондонской полицией.


В этом обнародованном в среду заявлении Скрипаль отметила, что ее отец по-прежнему серьезно болен, и что она до сих пор страдает от последствий применения против них отравляющего вещества нервно-паралитического действия. Она также остановилась на комментариях своей двоюродной сестры Виктории в российских СМИ и попросила ее не связываться с ней и не приезжать к ней в Британию.


Скрипаль подтвердила, что она в безопасности, и что во время выздоровления в ее распоряжении находятся специально подготовленные сотрудники. Она также сказала, что в свое время даст интервью средствам массовой информации, но попросила прессу набраться терпения, пока она поправляется. Это заявления появилось спустя два дня после того, как Скрипаль выписали из районной больницы Солсбери.


Месяц тому назад ее вместе с отцом обнаружили в бессознательном состоянии на скамейке в парке города Солсбери после отравления нервно-паралитическим газом. 66-летний Сергей Скрипаль также идет на поправку, и врачи надеются, что «в свое время» смогут выписать его из больницы. 33-летняя Скрипаль прилетела в Британию 3 марта, а на следующий день ее с отцом предположительно отравили веществом нервно-паралитического действия под названием «Новичок».


Показания Скрипаль чрезвычайно важны для того, чтобы установить, насколько достоверны утверждения британского правительства, которое «с высокой степенью вероятности» заявляет о том, что ее и ее отца отравило российское государство.


Российское посольство в Лондоне отнеслось к этому заявлению с пренебрежением, сказав, что «проверить его невозможно», и добавив: «Оно лишь усиливает подозрения в том, что мы имеем дело с насильственной изоляцией гражданки России».


Москва проводит яростную кампанию в СМИ, пытаясь дискредитировать британскую версию событий. Вполне вероятно, что она хочет вернуть Юлию Скрипаль обратно в Россию.


В момент, когда появились новости о заявлении Юлии Скрипаль, жители улицы в Солсбери, на которой живет ее отец, а также обитатели окружающих кварталов начали сообщать о напряженности, появившейся у них в отношениях со следователями.


На встрече властей с местным населением, которая состоялась в среду, один местный житель, выступая от имени соседки Скрипалей, рассказал, что в воскресенье следователи вошли в дом к этой женщине и попросили у нее номера мобильных телефонов и регистрационные номера автомобилей его обитателей.


Он сказал: «Полиция заявила ей, что поскольку ее сад выходит тыльной стороной к дому шпиона, преступники могли проникнуть туда через ее сад».


Другой человек пожаловался, что полиция входит во дворы жителей без разрешения.


Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) проверила нервно-паралитическое отравляющее вещество, которое применили против Юлии и Сергея Скрипалей, и передала свой отчет в секретариат кабинета министров. Краткие выводы из отчета будут опубликованы в четверг.


В опубликованном в среду полицией заявлении Юлия отметила: «Я оставила отца на их попечение, и он до сих пор серьезно болен. Я тоже страдаю от последствий отравления примененным против нас нервно-паралитическим веществом. Сегодня я живу совсем другой жизнью, не той обычной жизнью, какой я жила всего месяц назад. Оправляясь после проведенной против меня атаки, я стараюсь приспособиться к тому, что меня ждет».


«В моем распоряжении находятся специально подготовленные сотрудники, которые помогают мне и объясняют проводимые следственные действия. Я могу связываться с друзьями и с семьей, и меня уведомили о контактной информации российского посольства, которое любезно предложило мне любое возможное содействие и помощь. В данный момент я не желаю пользоваться их услугами, но если я передумаю, мне известно, как с ними связаться».


«Самое важное, я в безопасности, и чувствую себя все лучше. Но пока я недостаточно окрепла, чтобы давать обширные интервью СМИ, хотя и надеюсь когда-нибудь это сделать. До этого я хочу подчеркнуть, что никто не выступает от моего имени или от имени своего отца, что это делаем только мы сами. Я благодарю свою двоюродную сестру Викторию за заботу о нас, но прошу ее пока не приезжать ко мне и не пытаться связываться со мной. Ее мнения и утверждения не принадлежат ни мне, ни моему отцу».


«Пока я не желаю разговаривать с прессой и со СМИ. Я прошу понять меня и набраться терпения, пока я приспосабливаюсь к своей нынешней ситуации».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.