• Британия опровергает мрачные прогнозы, но отстает от других стран своего уровня.


• У Барометра Брексита самые высокие за 17 месяцев показатели на фоне слабой активности.


Остается год до выхода Соединенного Королевства из состава Евросоюза, и его экономике удалось избежать тех катастрофических сценариев, которые ей предсказывали после Брексита. Но не радуйтесь слишком сильно.


Действительно, производство продукции после голосования по Брекситу увеличивается каждый квартал, и за 2017 год показатель роста составил 1,8%. Это намного выше пессимистических оценок британского казначейства и других организаций, которые они давали вскоре после референдума.


Есть и другие хорошие новости. Безработица почти на самом низком уровне с 1970-х годов, инфляция снижается, а Барометр Брексита, следящий за 22 показателями Британии, находится на самой высокой отметке за последние 17 месяцев.


Но существует опасность, что такие результаты, которые оказались лучше ожидаемых, могут отвлечь внимание от дисбаланса в британской экономике, а также от ее довольно слабых показателей по сравнению с другими странами.


Предстоящие опасности:
«Стойкость Британии и запас ее прочности на рынке труда за последние полтора года нужно всячески приветствовать. Но если копнуть глубже, сразу появятся вопросы о том, как долго все это продлится. Семьи не могут бесконечно жить без сбережений, и в какой-то момент глобальный рост ослабнет. Рост производительности за последнее десятилетие не смог существенно восстановиться, и пока этого не произойдет, быстрого развития экономики ждать не приходится».
— Дэн Хэнсон, «Блумберг Экономикс»


На самом деле, экономический рост в стране, который оказался лучше ожидаемого, по своим показателям за прошлый год все равно не смог поднять Британию из нижних строчек «Большой семерки». В соседнем регионе евро показатели роста оказались лучшими за десятилетие, и они существенно превзошли британские достижения.


В США тоже был весьма солидный год по экономическим показателям, а надежда на налоговые сокращения, которые обещал президент Дональд Трамп, будет содействовать росту и в этом году. МВФ в январе заявил, что глобальный экономический подъем оказался самым масштабным за семь лет. Ускорение роста в 120 странах обеспечило три четверти мирового производства.


Это намек на аргументы Национального института экономических и социальных исследований (National Institute of Economic and Social Research) и других организаций, которые говорят, что экономический бум в Европе и остальном мире помог Британии, когда она решила жить отдельно. По имеющимся оценкам, в 2017 году это добавило британскому ВВП 0,6 процентных пункта.


Внутренний спрос в прошлом году тоже пришел на помощь, даже вопреки нагрузке на потребительские расходы от ускорения инфляции. Несмотря на замедление роста, он все равно был лучше прогнозов, поскольку стабильная ситуация на рынке труда придала семьям уверенности, и они стали брать больше кредитов и меньше экономить.


Однако это вызвало обеспокоенность по поводу чрезмерного увеличения долга и устойчивости такой ситуации, ведь рост долгового бремени усиливает незащищенность от скачков процентных ставок и опасность повышение показателей безработицы, составляющих сегодня 4,3 процента. Управление финансового надзора США на этой неделе предупредило, что даже постепенное увеличение процентных ставок «может оказать пагубное воздействие на потребителя, у которого большой объем долга».


Тем временем, инвестициям препятствует неопределенность из-за Брексита. По оценкам Банка Англии, инвестиции бизнеса на четыре процентных пункта ниже, чем если бы Британия не проголосовала за выход из ЕС. Опубликованные в среду данные показывают, что в феврале промышленное производство сократилось.


Управляющий Банка Англии Марк Карни (Mark Carney) заявил в январе депутатам парламента, что с учетом хороших показателем мировой экономики, благоприятных финансовых условий и сильных балансов компаний инвестиционные показатели гораздо ниже, чем они должны быть.


Вместе с тем, он отметил, что ситуация может измениться, если будет больше определенности после Брексита. Этому способствует сделка переходного периода, заключенная 19 марта. Проведенные на этой неделе исследования показывают, что данная сделка повысила оптимизм бизнеса, и теперь он считает главной опасностью не Брексит, а слабый рост.


Разница в оценках британской экономики видна и в показателях Барометра Брексита, которые готовит «Блумберг». В конце марта он был на отметке 34,5, то есть, выше, чем за день до референдума и до того дня, когда была применена статья 50.


Все это иллюстрирует относительную прочность экономики, но предстоящие месяцы будут неспокойными и штормовыми, поскольку барометр может как подняться, так и опуститься. Если разобраться в его составляющих, то станет ясно, что ситуация с безработицей лучше, а неопределенность на самом низком уровне после референдума, однако инфляция по-прежнему создает помехи, и показатели экономической активности самые слабые с ноября 2016 года.


Для руководства Банка Англии одно из самых важных последствий Брексита, если не считать ослабление фунта и его влияние на инфляцию, это ущерб, наносимый потенциальному росту, так называемый «лимит скорости», который экономика может вынести, не перегреваясь. Оно оценивает этот показатель в полтора процента, а это значит, что даже сегодняшних темпов достаточно, чтобы запустить процесс увеличения ставок.


Тем не менее, связанная с Брекситом неопределенность, скорее всего, заставит руководство действовать осторожно и постепенно с учетом рисков для глобального роста, которые создает усиливающийся торговый спор между США и Китаем.


«Даже если не считать Брексит, есть немало очень сложных вопросов, которые надо решать, — сказала экономист Виктория Кларк (Victoria Clarke), работающая в лондонском банке „Инвестек". — Я очень сильно сомневаюсь, что Банк Англии сможет сейчас дать на них ответы, но если ответы есть, и их надо только отыскать, это говорит в пользу более осторожной политики».