На этой неделе президент Дональд Трамп написал в «Твиттере», что российско-американские отношения «сегодня хуже, чем когда-либо, в том числе и в годы холодной войны». Журналист CBS News Алекс Вагнер (Alex Wagner) отправилась в Москву на съемки нового сезона политического шоу The Circus для кабельного канала Showtime, чтобы выяснить, как молодое поколение россиян относится к напряженности в отношениях между двумя странами.


Молодые россияне рассказали ей, что они думают о так называемой новой холодной войне между Вашингтоном и Москвой, и какого они мнения об американцах.


На вопрос о том, какое первое слово приходит на ум, когда говорят «Америка», первым в ответ прозвучало слово «Трамп».


Правда, потом в ответ посыпались и другие слова: «Аэросмит», «МакДональдс», «звезды и полосы», «свобода», «комиксы» и «поп-культура».


«Это довольно позитивные или светлые образы Америки, — говорит Алекс. — Однако в сегодняшних новостях мы читаем, что Америка с Россией находятся в состоянии новой холодной войны».


«Я с этим абсолютно не согласен, — отвечает Кирилл. — Я не думаю, что правильно изолировать себя от внешнего мира, особенно от Америки, потому что Америка — это одна из ведущих стран мира».


«А я считаю, что это всего лишь прекрасные темы для журналистов, вот и все», — говорит Мария.


«Политические решения, которые сейчас принимаются, разрушительны для всех сфер нашей жизни», — говорит Давид. Обе страны, по его мнению, «возглавляют очень агрессивно настроенные люди».


«Как вы считаете, одна сторона виновата больше, чем другая?» — спрашивает Вагнер.


«Обе стороны виноваты»,- отвечает он.


«Я уважаю Трампа, он выполняет свою работу. Я уважаю Путина, он тоже делает свою работу. А у меня своя работа», — говорит Евгений. И, по его словам, не его дело «разбираться в политике».


Вагнер спрашивает Давида, что в Америке удивляет его больше всего.


«Во многих СМИ говорят, что у нас в России такая мощная пропаганда. Может, это и так, но меня удивляет то, что американцы больше поддаются любой пропаганде, даже незначительной. Например, если я посмотрю в вашу камеру и скажу: „Я живу в России, и я люблю Путина просто из-за того, что он — самый великий коммунист за всю историю", то ваши зрители скажут: „Боже мой, коммунисты, это так ужасно. Бедная Россия!". Но я-то точно знаю, что Россия — вовсе не коммунистическая страна».


Адеми не верит сообщениям американской прессы о том, что русские имеют какое-то отношение к президентским выборам в США: «Мне это кажется очень смешным. Я не думаю, что Россия стала бы это делать».


Что же касается Артема, он к прессе относится отрицательно: «Я считаю, что сегодня говорить правду — это не то, чем занимаются СМИ. Это в основном эмоции… и реакция на сообщения других СМИ со всего мира».


«И вы считаете, что это касается и российских СМИ?» — спрашивает Вагнер.


«Да, конечно».


Их мнения о президенте России Владимире Путине отличаются. Кому-то кажется, что он становится «несколько неадекватным» и не понимает, чего хочет («это пугает, когда идет речь о руководителе такого уровня», говорит Мира). А вот Кирилл говорит: «Я во многом с ним не согласен, но в основном я доволен нынешней политической системой».


Современная российская молодежь, родившаяся в «нулевых», понимает, что живет совсем не так, как жили люди старшего поколения.


«У людей, которые родились в Советском Союзе, не было возможности путешествовать по миру, — говорит Кирилл. — У нас такая возможность была, потому что границы открыты, и к нам приходит западная поп-культура».


И изолированными от мира они себя не чувствуют.


«У нас все же есть YouTube, — говорит Евгений. — Мы смотрим канал CBS, мы смотрим Marvel, мы смотрим телеканал HBO, наши любимые сериалы вроде «Игры престолов», ведь так? Нет, вы не можете нас изолировать, потому что у нас есть деньги, и мы можем взять билет и приехать к вам, если захотим. Но, серьезно, у нас здесь все хорошо».