Удары западной коалиции во главе с США в Сирии ставят перед нами несколько вопросов.


Во-первых, в чем именно заключается стратегия США в Сирии? Всего две недели назад, выступая в Огайо, президент США Дональд Трамп сказал, что США «очень скоро уйдут из Сирии». Теперь же Трамп фактически возглавил масштабную бомбовую операцию против нескольких сирийских городов, включая столицу страны Дамаск.


Какова стратегия администрации Трампа в Сирии? Предполагает ли она уход Башара аль-Асада из власти, на чем администрация Барака Обамы настаивала с самого начала сирийской гражданской войны? Или же просто существует некая красная линия в смысле применения Асадом химического оружия и ничего более?


Ответ остается загадкой. Когда в пятницу президент Трамп объявил об ударах западной коалиции по Сирии, он сделал акцент на втором, но ранее на этой неделе посол США в ООН Никки Хейли (Nikki Haley) заявила, что, если Асад останется у власти, ни на какое политическое урегулирование в Сирии рассчитывать нельзя.


Во-вторых, помимо ответа на применение химического оружия сирийским режимом есть ли у администрации Трампа какой-то план по защите сирийских мирных граждан в войне, которая за последние семь лет уничтожила большую часть их страны?


В этой войне уже погибло почти полмиллиона сирийцев, и число жертв химического оружия — это лишь крохотная часть общих потерь. В период предвыборной кампании кандидат Трамп несколько раз высказывал мысль о создании «безопасных зон» для сирийского гражданского населения.


Станет ли создание таких зон следующим шагом администрации Трампа? И как они будут выглядеть? Такие безопасные зоны потребуют создания бесполетных зон, потому что до настоящего момента сирийские ВВС пользовались абсолютным преимуществом в воздухе, что позволяло им свободно сбрасывать баррельные бомбы, химическое оружие и другие снаряды. Обеспечение такой бесполетной зоны затрудняется еще и тем, что в воздухе над Сирией летает множество российских военных самолетов.


В-третьих, может ли вполне похвальное беспокойство Трампа за жизнь мирных граждан, вызванное применением там химического оружия, изменить его отношение к сирийским беженцам, пытающимся въехать на территорию США? К настоящему моменту администрация Трампа фактически запретила въезд сирийских беженцев в США несмотря на то, что большинство из них — это женщины и дети.


В-четвертых, означают ли эти удары какой-то перелом в отношениях между Трампом и Россией? Президент США долгое время демонстрировал нежелание критиковать российского президента Владимира Путина, однако в пятницу он выступил с чрезвычайно жесткой риторикой в адрес россиян: «Я спрашиваю Россию: какая страна хочет, чтобы ее ассоциировали с массовыми убийствами невинных мужчин, женщин и детей?»


В-пятых, когда в пятницу, 13 апреля, министр обороны США Джеймс Мэттис (James Mattis) выступал на пресс-конференции в Пентагоне, он сказал, что в соответствии со Статьей 2 конституции США президент как главнокомандующий имеет право разрешить нанесение ударов. Многие эксперты в области права и члены Конгресса с этим не согласятся. Конгресс США, который должен давать свое согласие на военные операции США, не разрешал наносить удары по объектам сирийского режима, а разрешал наносить удары только по объектам террористов.


В-шестых, не похоже ли все это на ситуацию, когда «хвост виляет собакой»? Такое обвинение — позаимствованное из названия одного популярного фильма — прозвучало в адрес Билла Клинтона, который в самый разгар скандала с Моникой Левински распорядился нанести удары по тренировочным лагерям «Аль-Каиды» (запрещена в РФ, ред.) в Афганистане в августе 1998 года после того, как боевики этой террористической организации устроили взрывы в двух посольствах США в Африке.


Как когда-то сказал Марк Твен, «история не повторяется, но она рифмуется».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.