К диким твитам из Белого дома люди за прошедшие почти 14 месяцев привыкли. Тем не менее то, что президент США Дональд Трамп на днях распространил через социальную сеть, привлекло особое внимание: «Наши отношения с Россией сейчас хуже, чем когда бы то ни было, включая холодную войну» («Our relationship with Russia is worse now than it has ever been, and that includes the Cold War»).


Действительно ли положение в мире настолько отчаянное? Действительно ли отношения между первой и второй супердержавой более напряженные, чем когда бы то ни было? Или Трамп в очередной раз хватил через край, потому что по-другому он не может? Или потому что он понятия не имеет о долгом и сложном противоборстве США и СССР во время холодной войны?

 

«Наши отношения с Россией хуже, чем когда бы то ни было, в том числе включая времена холодной войны. Причин для этого нет. Россия нуждается в нас, чтобы помочь своей экономике — это то, что можно было бы легко сделать, — а нам нужны все страны для сотрудничества. Остановим гонку вооружений?»


Однако факт в том что, что такими плохими как сегодня отношения между США и посткоммунистической Россией не были никогда. В основном это вина российского президента Владимира Путина, который вот уже несколько лет проводит империалистическую политику с целью обеспечить России положение в мире как во времена конфронтации блоков.


Предшественник Трампа Барак Обама способствовал этому намеренному разрушению в целом мирного мироустройства, когда в 2014 году в разгар продолжающегося и сейчас кризиса на Украине уничижительно высказался о России как о «региональной державе». Путин был глубоко уязвлен. С тех пор совершенно иррациональные сигналы Трампа ситуацию только обострили. Актуальная ситуация реально опасная, но действительно ли она «хуже чем когда бы то ни было, включая и холодную войну»?


Конечно, общественности не известно, как в настоящее время общаются между собой по политическим и дипломатическим каналам Вашингтон и Москва и общаются они ли вообще. Можно только надеется, что они не прекратили разговаривать друг с другом (или что руководители двух самых могущественных государств мира не ограничиваются взаимными оскорблениями через «Твиттер» или Russia Today). Но можно вспомнить некоторые ситуации, в которых отношения между США и СССР были действительно крайне плохими. И сравнить их с нынешним обострением, в котором в равной степени виноваты Трамп и Путин.


Никогда мир не был так близок к ядерной войне, как в конце октября 1962 года. В Карибском бассейне обострился кризис вокруг Кубы: Советский Союз тайно разместил в западном полушарии ядерные ракеты средней дальности, что угрожало более половине Соединенных штатов уничтожением в считанные минуты.


Джон Кеннеди вовремя узнал об этом из донесений воздушной разведки и принудил шумного и импульсивного советского руководителя Никиту Хрущева к заочной схватке: 22 октября 1962 года он в телевизионном обращении потребовал от СССР в ультимативном порядке убрать свои ракеты. Спустя короткое время ядерные силы США (Strategic Air Command) были приведены в боевую готовность степени Defcon 2 (что означает: ядерная война может начаться в ближайшее время), а остальные вооруженные силы США — в боевую готовность степени Defcon 3 (то есть: повышенная боевая готовность и переход к коммуникации по законам военного времени).

Но Хрущев и кубинский руководитель Фидель Кастро не хотели сдаваться, и мир в ночь с 27-го на 28-ое октября подошел вплотную к ядерной конфронтации. В то время как военные корабли США собрались остановить советские транспортные суда, везущие очередную партию атомных ракет, на пути к Кубе, Валентин Савицкий, командир советской подводной лодки B-59, оснащенной ядерными торпедами, стоял перед вопросом, нужно ли ему вмешиваться или нет.


Подлодка В-59 сопровождала под водой одно из транспортных судов, когда эсминец USS Cony попытался заставить ее подняться на поверхность: сначала учебными морскими минами, затем сонарными сигналами и, наконец, боевыми ручными гранатами. Они не могли нанести ущерба такой большой подводной лодке как «Фокстрот» Савицкого, но были своего рода последним предупреждением.


Инструкции командира подлодки были расплывчатыми: ему якобы надлежало отражать атаки всеми доступными средствами. Но был ли он в данный момент действительно атакован? Можно ли ему использовать ядерные торпеды? В тот момент Савицкий не знал, не началась ли война между США и СССР.


Он, наконец, решил, выстрелить ядерной торпедой: «Мы погибнем, но заберем их с собой! Пусть американцы взлетят на воздух! Мы не уроним чести Красного флота!» В то время как политрук, обладающий на советском флоте во всех вопросах, кроме непосредственного управления кораблем, теми же полномочиями что и командир, с Савицким согласился, старший на борту Василий Архипов высказался против. А для того чтобы совершить выстрел атомным оружием, его участие было необходимым.

 

Нападения не произошло, В-59 всплыла, Хрущев уступил. США и СССР заключили тайное соглашение: атомные ракеты с Кубы были немедленно убраны, в свою очередь США гарантировали ничего не предпринимать против коммунистического режима Кастро и кроме того обязались в течение ближайших месяцев убрать свои собственные ракеты средней дальности из Турции. Но боеготовность Defcon 2 сохранялась до 15 ноября 1962 года.


Еще только один единственный раз была вновь объявлена боеготовность Defcon 2, и при том для всех вооруженных сил США: в ночь с 15 на 16 января 1991 года, когда началась война против Саддама Хусейна и никто точно не знал, а вдруг иракский диктатор все-таки обладает оружием массового поражения. Всего пару часов спустя генеральный штаб США понизил степень боеготовности до Defcon 3. Находящийся тогда при смерти Советский Союз не имел к этому никакого отношения.


А вот в 1973 году ситуация была иная: когда Египет и Сирия, руководимая тогда Хафезом Асадом, отцом сегодняшнего диктатора Башара Асада, напали на Израиль во время главного еврейского праздника Йом-Киппур (День всепрощения), США не исключали, что СССР вмешается в конфликт. Ведь все время до этого руководитель советского государства Леонид Брежнев активно снабжал оба арабских государства оружием. Поэтому была объявлена боеготовность степени Defcon 3.


Также Defcon 3 была объявлена американским президентом Джорджем Бушем 11 сентября 2001 года после нападения на Пентагон с использованием гражданского самолета. Но это к России не имело никакого отношения.


В настоящее время ничто не указывает на то, что вооруженные силы США приведены в повышенную боевую готовность. Правда, оба государства обмениваются все более воинственными заявлениями — Дональд Трамп делает это через «Твиттер», а Россия отвечает через свое российское государственное телевидение предупреждениями к гражданам запасаться продуктами питания и приготовиться к возможной войне с США.


Хуже чем когда бы то ни было со времен холодной войны отношения между Вашингтоном и Москвой в настоящее время не являются. Впрочем, президент Трамп способствует обострению конфронтации. С политической точки зрения это неразумно.