Бейрут, Ливан — Спустя день после ракетных ударов США и их союзников против сирийского правительства в жизни большинства сирийцев, которые уже несколько лет терпят лишения из-за бушующей в стране гражданской войны, практически ничего не изменилось.


В Дамаске сотни людей вышли на демонстрацию в поддержку президента Башара аль-Асада, который до сих пор удерживает власть в своих руках. В Ракке, которую недавно освободили от боевиков ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ — прим. ред.), группы специалистов обезвреживали бомбы, которые джихадисты заложили в этом разрушенном городе. Тысячи людей из Думы, где предположительно была совершена та самая химическая атака, на которую США ответили ракетными ударами, занялись поисками укрытия, пополнив ряды миллионов других сирийцев, которые лишились своих домов.


А на линиях фронта, разделяющих враждующие стороны по всей стране, бои продолжились в том же режиме, в каком они идут уже несколько лет.


Теперь, когда пыль после ударов США осела, президент Трамп заявил о том, что «миссия выполнена», Россия подала свои жалобы, а г-н Асад вернулся к работе, что будет с Сирией дальше?


По крайней мере завтра и послезавтра Сирия останется погрязшей в своем болезненном статус-кво — многоуровневом конфликте, в котором сирийский народ попал в самую гущу борьбы между глобальными и региональными державами. ООН продолжат заниматься организацией переговоров, которые не могут восстановить мир, а разногласия между членами Совбеза ООН будут препятствовать его попыткам остановить кровопролитие.


Теперь, когда сирийская война длится уже семь лет, некоторые эксперты утверждают, что единственный реалистичный способ остановить ее, предотвратить возвращение джихадистов и дать стране возможность двигаться дальше — это признать, что г-н Асад при поддержке Ирана и России останется у власти, и позволить ему одержать победу.


По мнению этих экспертов, как только орудия стихнут, можно будет заняться решением других серьезных проблем Сирии: борьба между Турцией и курдами на севере страны, теневая война между Ираном и Израилем и восстановление разрушенных городов, куда могли бы вернуться беженцы.


Идея о сохранении режима г-на Асада долгое время была совершенно неприемлемой для Вашингтона и других западных столиц, чьи представители убеждены, что его необходимо наказать за совершенные им жестокие преступления, и уже пообещали не участвовать в восстановлении страны, пока ее возглавляет г-н Асад.


Некоторые считают, что, если Запад откажется инвестировать ресурсы, необходимые для обеспечения будущего Сирии, его попытки наказать г-на Асада еще больше ухудшат жизнь обычных сирийцев.


«Вы наказываете не Асада, вы наказываете бедный сирийский народ, — сказал Джошуа Лэндис (Joshua Landis), директор Центра изучения Ближнего Востока в университете Оклахомы. — Если цели Америки заключаются в борьбе с терроризмом, стабилизации и возвращении беженцев, то ни одна из них не будет достигнута».


Президент Трамп отдал приказ провести ракетные удары — совместно с Великобританией и Францией — чтобы наказать г-на Асада за химическую атаку, которая была зафиксирована в Думе неделей ранее.


Эти удары не были направлены на то, чтобы свергнуть г-на Асада, нанести ущерб российским и иранским союзникам, поддерживающим его режим, или защитить мирных граждан. В действительности, эти удары были тщательно спланированы и проведены таким образом, чтобы не изменить преобладающей динамики конфликта и не втянуть в него США еще больше.


Это очень расстроило противников г-на Асада.


«Американские удары ничего не изменили в жизни сирийцев, — сказал Осама Шогхари (Osama Shoghari), антиправительственный активист из Думы, который пытается наладить новую жизнь после переезда в незнакомый ему город в 300 километрах от его дома. — Они ничего не изменили на местах».


Нежелание Запада начинать масштабную интервенцию — это хорошие новости для России и Ирана — и, разумеется, для г-на Асада, который по словам российских политиков, посетивших его в воскресенье, 15 апреля, выглядел счастливым.


«У президента Асада абсолютно позитивный настрой, хорошее настроение», — отметила Наталья Комарова, член российской делегации.


Однако другой член делегации сообщил, что, по словам г-на Асада, восстановление Сирии может обойтись в 400 миллиардов долларов.


Если главным сигналом ракетных ударов было то, что г-ну Асаду нельзя применять химическое оружие, то их завуалированным сигналом стало то, что Запад позволит ему остаться у власти, что бы он ни делал.


«Даже если это удержит его от применения химического оружия, у него останется целый арсенал обычного оружия, при помощи которого можно убивать людей в Сирии в отсутствие каких-либо негативных последствий, — отметил Сэм Хеллер (Sam Heller), старший аналитик по Сирии в Международной антикризисной группе. — Есть масса причин полагать, что это продолжится».


Спустя семь лет после начала сирийского конфликта мировые и региональные державы поделили между собой Сирию: турки контролируют города на севере, США сотрудничают с курдскими отрядами на востоке, а Россия и Иран помогают г-ну Асаду уничтожить остатки повстанческого движения в других уголках страны.


В настоящий момент ни у кого, очевидно, нет реалистичного плана того, как можно добиться установления прочного мира между этими силами, чтобы воссоединить Сирию и сделать ее достаточно стабильной, дав миллионам беженцев возможность вернуться домой и заняться восстановлением своей страны. Многие не верят, что г-н Асад сможет сыграть значимую роль в этом процессе.


«С моей точки зрения, это близорукий и ошибочный подход, — сказала Маха Яхья (Maha Yahya), директор Ближневосточного центра Карнеги в Бейруте. — Облегчать победу Асада — значит гарантировать, что Сирия останется эпицентром нестабильности в регионе».


Как показали исследования этого центра, если г-н Асад останется у власти, многие сирийские беженцы не захотят вернуться домой из соседних стран и Европы. «Они не вернутся домой, пока Асад находится у власти, потому что они не верят, что при Асаде в стране будут стабильность и безопасность», — объяснила г-жа Яхья.


По ее словам, единственное решение — это соглашение между Россией и США, к которому в конечном итоге можно будет привлечь и другие страны, такие как Турция и Иран. Но чтобы достичь такого соглашения, необходимо приложить массу дипломатических усилий, в чем администрация г-на Трампа совершенно не заинтересована.


После объявления о ракетных ударах г-н Трамп нарисовал весьма пессимистичную картину способности США повлиять на ситуацию на Ближнем Востоке.


«Никакое количество американской крови и денег не поможет надолго обеспечить мир и безопасность на Ближнем Востоке, — сказал он. — Это проблемный регион. Мы попытаемся сделать его лучше, но это проблемный регион».


Он отметил, что арабские союзники могут сыграть более значимую роль, упомянув Саудовскую Аравию, Объединенные Арабские Эмираты, Египет и Катар. Но первые две страны втянуты в войну в Йемене, а первые три страны ведут ожесточенные споры с четвертой, в связи с чем непонятно, как они смогут сотрудничать ради восстановления Сирии.


Еще до нанесения ударов г-н Трамп заморозил 200 миллионов финансовой помощи Сирии и заявил, что он хочет вернуть домой примерно 200 американских военнослужащих, которые сейчас находятся на востоке Сирии.


Кроме того, сотрудничая с курдскими отрядами, называющими себя Демократическими силами Сирии, в борьбе против ИГИЛ, США помогают восстанавливать такие места, как город Ракка, который недавно был отвоеван у джихадистов.


Учитывая масштабы ущерба, это чрезвычайно сложная задача, как сказал Мустафа аль-Абед (Mustafa al-Abed) из городского совета Ракки, который пользуется поддержкой США. В список основных задач его группы попали восстановление водоснабжения и электроснабжения, очистка дорог от обломков и восстановление систем полива, чтобы фермеры могли приступить к работе.


Но прежде чем это случится и прежде чем жители смогут вернуться в свои дома, город необходимо очистить от множества мин-ловушек, которые джихадисты успели заложить в нем.


«Они повсюду, — сказал г-н Абед, имея в виду мины. — В домах, в машинах, на дорогах. Нет ни одного нетронутого места. Они повсюду».


Он негативно отозвался о субботних ударах, которым, по его словам, предшествовало такое множество угроз со стороны г-на Трампа, что у сирийского правительства была масса времени для того, чтобы эвакуировать здания и спрятать ценные материалы.


«Они применяли самое разное оружие, — сказал он, имея в виду сирийские правительственные войска. — Поэтому удары должны были быть достаточно мощными, чтобы сломать хребет режиму».


По его словам, единственное, что мешало правительственным войскам, России и Ирану вернуться в его часть страны, — это присутствие американских военных. И он боится того, что может произойти в том случае, если США уйдут из Сирии.


«Мы снова превратимся в регион, где бушует множество конфликтов, как это было раньше, — сказал он. — К нам вернутся война, страх и кровь».