Это как с болезнью. Либо недуг обрушивается на вчера еще совершенно здорового человека, либо болезнь развивается постепенно. Определить, когда точно началась новая война, непросто. Но можно констатировать, что мы являемся свидетелями ее явного развития, поскольку прозвучал гонг, приглашающий на первый раунд. Философ спросил бы: «Обязательно ли идти на бой?» Практик ответит, что, если нам повезет, мы будем следить за боем только в роли зрителей. Если удача нам изменит, то, собственно, непонятно, какой будет наша роль.


Когда бой в тени превращается в контактный


Как болезнь может быть разной интенсивности, степени серьезности и прогнозируемости, так и Третья мировая война необязательно будет модернизированной войной старого образца. Она может стать феноменом нового типа. Американский удар ракетами «Томагавк» по Сирии — это впечатляющая дань старой традиции. Это первый символический удар по противнику на ринге, после которого может начаться драка, совершенно неконтролируемая и без правил. Сейчас нет никакого нравственного арбитра, который мог бы отговорить противников от боя или следить за соблюдением ими правил. Вопрос в том, с какой стороны и на каком раунде он появится. Мировая общественность (не будем заблуждаться на ее счет) будет петь гимны победителю, который будет пользоваться всеми преимуществами матадора. Возможно, общественность будет скрыто сочувствовать «изгою», но все равно продолжит подобострастно заискивать перед триумфатором. Сейчас решающим является любой фактор: им могут быть и большие бицепсы, и хорошо развитые мозговые извилины.


За что идет война? За деньги, за власть и за образ жизни. Борьба ведется не за нравственность или универсальную правду. Лев пожирает свою жертву не потому, что «прав»!


Но достаточно метафор. Давайте будем конкретнее. Запад нанес удар по Сирии. Как я уже сказал выше, «случай» (предлог) был несущественным. Если подробнее останавливаться на этом, то мы впадем в философствования на тему адекватности карательного похода союзников или соразмерности западного ответа мнимой химической атаке Асада против своих оппонентов. Также мы можем порассуждать о недостаточной настойчивости и решительности западного военного вмешательства. И тем не менее мы поздравляем Трампа: он выпустил 103 крылатые ракеты и на этот раз никого не убил, а только якобы уничтожил военную химическую лабораторию. Кстати, территория даже не пострадала от химического загрязнения. Вот уж действительно чудесное оружие эти «Томагавки»! У них прямо-таки лечебное действие. Как сказала бы Власта Парканова: «Как прекрасны эти „Томагавки"».


Выжидательная позиция Владимира Путина


Своего рода секретом Полишинеля является то, что вся игра вокруг Сирии на самом деле — это попытка решить вопрос о доминировании на планете Земля. Мы имеем дело с настоящим столкновением цивилизаций. Фактически по одну сторону стоят американцы с полушарием, находящимся под их влиянием, а по другую — русские с тем, что им осталось. Если Сирию постигнет судьба Ливии и Ирака, это станет концом российской целостности, поскольку такое большое государство, как Россия, может оставаться единым только до тех пор, пока способно отстоять свои государственные интересы. А в них не больше «правдивого» или «нравственного», чем в американских интересах. Как я уже сказал, главное — кто получит право устанавливать правила игры и контролировать игроков низших классов. Учитывая нынешнюю глобализацию и разрушительность современного оружия, «сирийский инцидент» крайне опасен. Так почему же Путин ждет? Возможно, на самом деле он совсем и не выжидает, а уже какое-то время действует. Если нет, то России конец. Кстати, в одном из интервью, говоря об угрозе Третьей мировой войны, Путин сказал: «Зачем нам такой мир, если в нем не будет России?»


Американский удар 103 «Томагавками» — это калибровочный, «трассирующий» выстрел. Это пролог. Россия готовится, и в этом Трамп прав


И снова я процитирую Путина. Во время предвыборной кампании в России старый-новый президент дал несколько интервью. Путин пофилософствовал о крысах, загнанных в угол. Известно и его высказывание о том, что «если драка неизбежна, то бить надо первым». Если к этому еще добавить и то, что Путин всю жизнь занимается дзюдо, то становится ясно: у каждого его действия в роли президента РФ есть свое выбранное время. Кроме того, в душе Путин — советский пионер, которого воспитали и обучили в духе защитника родины. Он — солдат, бывший офицер КГБ, устойчивый к стрессу. Дезинформация о том, что Путин — обиженный на всех вокруг эгоист, с которым никто не хочет играть, — это глупая выдумка западных СМИ. Кем Путин точно не является, так это обиженным мальчиком. Для этого он слишком большой и, вероятно, богатый и влиятельный. Неудивительно, что он — как красная тряпка для западного быка. И если критически оценить сложившуюся сегодня ситуацию, то мы поймем: Россия готовится, вернее, готовая Россия выжидает.


Россия не может не ответить Западу на вызов. На кону — само ее существование


В этой мысли есть доля правды, в чем нас убеждает то, что Путин не провел в ускоренном режиме учений всех видов войск и не сделал громких заявлений на ТВ. Он не провел демонстративные пуски баллистических ракет. Русские как будто не сделали ничего. Учитывая, что сейчас Россия борется за большее, чем просто престиж, можно предположить, что российский ответ все же поступит. Теория игр гласит: «Если тебе забили гол, забей гол в ответ!» Российские стратеги должны понимать, что как только действия игроков перестают быть симметричными, одного из них по законам эволюции перемалывает история. Так что дело тут совсем не в каком-то оружии Асада. Дело в гегемонии и мировом порядке. России брошен вызов. Ей бросили больше, чем перчатку. И если это наблюдение верно, то, дамы и господа, Третья мировая война началась! Внимательно следите за счетом встречи и приготовьте панегирик. Победитель с удовольствием его послушает. Может, потом вам что-нибудь перепадет с богатого стола богов.