Генеральный директор компании «Би-Пи» (BP) поставил под сомнение санкции США против России, выразив неуверенность в том, что финансовые ограничения в отношении режима президента Владимира Путина конструктивны.


Боб Дадли заявил, что одна из крупнейших нефтяных компаний, которую он возглавляет, будет соблюдать жесткие меры, введенные Соединенными Штатами в начале этого месяца, но не будет извиняться за ведение бизнеса в стране, где ей принадлежат почти 20% акций российской государственной нефтяной компании.


«Я не уверен, насколько конструктивны эти [санкции]», — заявил Дадли, добавив, что их, похоже, «раздают как железнодорожные билеты».


«Я твердо верю, что торговля наводит мосты между странами, и страны должны взаимодействовать. Я не прошу прощения за то, что BP работает в России. У нас там хорошие отношения», — заявил он, выступая на отраслевой конференции.


Боб Дадли признал, что финансовые санкции, введенные Соединенными Штатами против крупных российских компаний и бизнес-лидеров, означают, что компания BP должна была «отказаться от возможностей в России».


«Сейчас мир опасен. Нам следует быть бдительными, и если что-то меняется, компании должны реагировать. Мы всегда будем работать в условиях санкций, но это создает сложности», — отметил он.


Компания BP работает в этой богатой нефтью стране уже 25 лет, сначала она была совладельцем компании ТНК-BP, после чего продала свою долю в московском предприятии и стала крупным акционером компании «Роснефть».


Отношения между ТНК и BP, как известно, ухудшились 10 лет назад, когда произошел внутренний конфликт, переросший в обвинения в том, что олигархи и российские власти преследуют руководителей BP, включая Роберта Дадли, который в итоге покинул страну и ушел в отставку.


«Бывают взлеты и падения», — говорит Дадли, говоря об истории группы в России.


«У нас с „Роснефтью″ очень прочные партнерские отношения, мы вместе уже не один год, но мы остаемся вне политики. В чем секрет? Терпение, настойчивость и никогда не превращать бизнес в личное дело», — сказал он, обращаясь к делегатам конференции.


Позже он сказал, что если бы мог дать себе молодому совет, то порекомендовал бы «держаться подальше от России», заявив лишь, что шутит.