Многомиллионный иск, поданный на прошлой неделе Национальным комитетом Демократической партии (DNC) против десятка с лишним обвиняемых, включая Россию, WikiLeaks и избирательный штаб Трампа, был воспринят в одинаковой степени положительно и с издевкой. Как и ожидалось, президент Трамп по этому поводу выразил в «Твиттере» свое презрение: «Так забавно, что демократы подали в суд на республиканцев за то, что те победили. Теперь очередь республиканцев сделать ответный шаг и заставить их перевернуть несметное количество ценнейших материалов — в том числе содержимое серверов и электронной переписки!».


В иске, поданном в Федеральный окружной суд в Манхэттене, изложены обстоятельства заговора, и в качестве ответчиков названы Генеральный штаб Вооруженных Сил Российской Федерации; сын Трампа, Дональд Трамп-младший; его зять и старший советник Джаред Кушнер; бывший председатель избирательного штаба Трампа Пол Манафорт и некие сотрудники разведки. Комитет возбудил судебный иск в соответствии с положениями закона «О компьютерном мошенничестве и злоупотреблениях», закона «О связанных с рэкетом и коррумпированных организациях» (RICO), закона «О сохраненных сообщениях» и закона «О защите авторского права в цифровую эпоху».


Следует отметить, что история о заговоре, изложенная в иске, неправдоподобна, и демократам будет сложно убедить суд своими аргументами — если иск вообще будет рассмотрен.


DNC утверждает, что Россия взломала его компьютеры, украв «десятки тысяч документов и электронных писем», и использовала эту похищенную информацию, чтобы дестабилизировать политическую ситуацию в США, дискредитировать Хиллари Клинтон и в итоге помочь Трампу занять выигрышную позицию, поскольку русские полагали, что его политика «будет отвечать интересам Кремля».


В исковом заявлении утверждается, что в 2016 году «агенты», Кремля, лица, действовавшие в его интересах, «довели до сведения избирательного штаба Трампа, что Россия намерена вмешаться» в выборы, выразив предпочтение, которое их правительство отдает Трампу, используя для этого встречи, электронные письма и другие сообщения. Речь в частности шла о готовности «использовать похищенную хакерами электронную переписку и другую информацию» для дискредитации избирательного штаба Хиллари Клинтон.


Для этого заговора у русских, предположительно, было два мотива — во-первых, сильная неприязнь Владимира Путина к Хиллари Клинтон, причиной которой была его уверенность в том, что она стояла за массовыми протестами в России в декабре 2011 года, и, во-вторых, очевидное восхищение Трампа Путиным. DNC утверждает, что эти мотивы лежали в основе «общей цели» заговора, и что основатель WikiLeaks Джулиан Ассанж был участником заговора по причине его «давних конфликтов» с Хиллари Клинтон и убежденности в том, что ее победа сомнительна.


Проблемой для демократов является то, что фактологической основы для этого заговора между Трампом и русскими в сущности нет. Исковое заявление основано на имеющейся в открытом доступе информации о призрачных сомнительных деловых отношениях, которые, как в нем утверждается, обеспечили «благодатную почву для заговора». Кроме того, доказательства, приводимые DNC, чрезвычайно неубедительны — в основном это высказывания Трампа о Путине, например, слова, произнесенные им в 2007 году о том, что Путин «много делает для восстановления имиджа России»; заявление, сделанное в 2008 году о том, что ему Путин нравится, и он его уважает, и что тот «делает свою работу хорошо, намного лучше, чем наш Буш». Или же высказывание Трампа в 2014 году, когда он, оценивая вторжение Путина на Украину, сказал: «Так умно…. И он действительно идет шаг за шагом, следует отдать ему должное».


В иске утверждается, что у Манафорта были более существенные связи с российскими «агентами», как и у Джорджа Пападопулоса, некогда бывшего одним из советников штаба Трампа по вопросам внешней политики. DNC говорит о контактах между Ассанжем, неназванным российским «агентом» и Риком Гейтсом, бывшим лоббистом и политтехнологом, который был заместителем председателя избирательного штаба.


В совокупности элементы заговора, изложенные в иске, просто не убедительны. Если не считать случайных комментариев Трампа, никаких доказательств, подтверждающих намерения штаба заключить какое-то соглашение с Россией, нет. Точно так же одна лишь возможность того, что избрание Трампа может способствовать продвижению интересов России, является недостаточным доказательством наличия заговора. Связь между предполагаемыми действиями и их конечной целью — а именно, избранием кандидата от республиканцев — попросту слишком неубедительна.


Далее, утверждение DNC о том, что штаб Трампа нарушил закон RICO, также, скорее всего, окажется неубедительным. В иске утверждается, что «соратники Трампа, WikiLeaks… направляли, склоняли, убеждали и/или подстрекали Россию к… участию в этих действиях и/или предоставлении… коммерческих тайн DNC, в расчете на то, что WikiLeaks и Ассанж распространят эти секреты», чтобы помочь Трампу победить.


Проблема: судя по всему, этому утверждению противоречит обвинительное заключение, вынесенное в феврале 2018 года Министерством юстиции в отношении 13 российских физических и юридических лиц за вмешательство в выборы. В обвинительном заключении не говорится о взломе почтовых серверов демократов и однозначно указано, что никакого сговора между русскими и кем-либо из избирательного штаба Трампа не было. Оглашая обвинительное заключение, заместитель генерального прокурора Род Розенстайн прямо заявил об отсутствии сведений об участии в сговоре с русскими кого-либо из граждан США.


Наконец, в соответствии с законом «Об иностранном суверенном иммунитете» (FSIA), иск не может преодолеть суверенный иммунитет России. Иностранное государство пользуется абсолютным иммунитетом, если дело не подпадает под одно из указанных исключений. Иммунитет «не распространяется на иски, основанием для которых являются коммерческие сделки или сделки с частными лицами [заключенные страной]».


Судя по всему, иск DNC ссылается на норму об исключении, согласно которому иммунитет не распространяется на суверенное государство в случае ущерба в виде «повреждения или потери имущества, произошедшего на территории Соединенных Штатов и вызванного преступным действием или бездействием этого иностранного государства или любого должностного лица или работника этого иностранного государства, действующего в рамках своих служебных или должностных обязанностей». Крайне важно, что правонарушение должно включать в себя обязательное, недискреционное действие, то есть, действие, при котором у иностранного государства или должностного лица нет права на выбор, инициативу или собственное решение. Но никаких доказательств того, что действия российских чиновников были недискреционными, нет. Другими словами, мы не знаем наверняка, что российские власти приказали этим лицам, действовавшим в интересах России («агентам»), взломать компьютерные системы DNC.


Комитет утверждает, что Россия «вторглась на частные [компьютерные] серверы DNC», и что это должно служить основанием для лишения ее иммунитета. Это интересная концепция, поскольку почтовые серверы были расположены в Виргинии и если взлом, как говорят, произошел на территории США, возможно, что суверенный иммунитет Россию не защитит. Однако хотя ущерб был нанесен здесь, сама хакерская атака, вероятно, была совершена за пределами Соединенных Штатов. Вполне возможно, что эта концепция не сработает, поскольку в прецедентном праве предусмотренное законом исключение толкуется в узком смысле.


В конечном счете судья, скорее всего, отклонит иск DNC по причине неубедительности его юридического обоснования. Однако, если иск будет признан соответствующим нормам закона и принят к рассмотрению в суде, это может стать дорожной картой для будущих действий против иностранных государств, которые пытаются вмешиваться в выборы.


Сандип Гопалан — профессор права и проректор по инновационным технологиям обучения и исследовательской работы Университета Дикина в Мельбурне, Австралия.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.