Попытка России заблокировать зашифрованный мессенджер Telegram особых результатов не дает. Фактически через две недели после того, как Роскомнадзор, российский регулятор в сфере коммуникаций, начал попытки остановить использование приложения, ему удалось заблокировать почти все, кроме самого Telegram. Так почему же это оказалось настолько сложным?


16 апреля Роскомнадзор начал попытки блокирования Telegram в стране. После технических маневров создателя приложения Павла Дурова сервис по-прежнему доступен для использования.


Блокировка разделила российское общество, и пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков признал, что, несмотря на попытки заблокировать приложение, он по-прежнему его использует. «[У меня] он работает для меня, и ничего в этом такого нет», — сказал, по имеющимся сведениям, Песков в интервью изданию The Moscow Times. По данным других российских СМИ, один из российских вице-премьеров также продолжает использовать Telegram.


«Мало кто ожидал, что так будет, — говорит Адриан Шахбаз (Adrian Shahbaz), руководитель исследовательской программы некоммерческой организации Freedom House. — Трудно было представить, что Telegram удержится и останется доступным. И беспрецедентно, что Роскомнадзор в такой степени нарушатт работу интернета лишь для того, чтобы наказать в назидание другим мессенджер, занимающий по популярности третье место в России».


Так почему же Роскомнадзор не в состоянии эффективно заблокировать работу Telegram? Ответ заключается в технических особенностях инфраструктуры интернета. С января 2012 года Роскомнадзор ведет «Единый реестр сайтов, запрещенных в стране». Включение сайтов в этот перечень, не зависит ни от Владимира Путина, ни от политиков, а находится в ведении правовой системы страны.


Как и в случае с мессенджером Telegram, суды могут принимать решения о том, что веб-сайты или интернет-сервисы являются незаконными, и доступ к ним должен быть закрыт. «Эта система фильтрации очень жесткая и повсеместная, но она осуществляется в рамках открытой правовой системы и относительной прозрачности», — объясняет Джосс Райт (Joss Wright), старший научный сотрудник Оксфордского Института Интернета (Oxford Internet Institute), занимающийся изучением цензуры в интернете. Российские суды решили, что 13 апреля за отказ передать ключи шифрования российским властям Telegram должен быть заблокирован.


После блокировки Роскомнадзор определил связанные с Telegram IP-адреса и приказал интернет-провайдерам заблокировать их. От российских хостинговых компаний также могут потребовать удалить веб-сайты на своих серверах. В апреле 2017 года блокировке повергся мессенджер Zello, а в 2016 году также был запрещен LinkedIn.


Чтобы обойти блокировку Telegram прибегнул к технологии domain fronting («сокрытие конечного адреса»). Этот метод в принципе позволяет размещать сервис на системах другой компании и эффективно скрывать источник трафика. «Фактически — это „баг″, но это скорее непреднамеренное следствие того, как работают эти службы», — объясняет Райт. В результате блокировки Telegram применил эту технологию, используя услуги хостинга на Google и Amazon. Сокрытие конечного адреса часто используется в качестве инструмента обхода цензуры, но этой технологией также злоупотребляют киберпреступники для маскировки вредоносных программ.


«Он в принципе маскирует свой трафик под трафик Google. И у органов цензуры нет возможности отличить его от трафика Google», — добавляет Райт. В итоге, пытаясь помешать мессенджеру Telegram использовать технологию сокрытия конечного адреса, Роскомнадзор блокирует почти все, кроме самого мессенджера. Судя по сообщениям из России, были частично заблокированы сервисы Google, а также происходили кратковременные сбои в работе Twitter, Facebook и российских интернет-гигантов Яндекс и Вконтакте.


Совет Общества научных работников России заявил, что перебои в работе интернет-ресурсов в связи с попытками заблокировать Telegram создают «серьезные» проблемы для ученых страны. Интернет-издание «Медуза» сообщает, что в миллионах заблокированных IP-адресов был ограничен доступ к научным журналам.


«В этой ситуации вышло так, что Россия повернулась и сказала: „Послушайте, Google для нас не важнее наших законов″, — говорит Райт. — Когда становишься для государства настолько значительным, чтобы действительно привлечь к себе внимание, на тебя, как правило, начинают давить. Именно это и произошло здесь с Telegram и Google». Несмотря на глобальный характер интернета, ему для работы все равно необходима физическая инфраструктура. Аппаратные элементы — кабели и серверы — контролируются в рамках границ государств и подпадают под действие законов этих государств.


Почти по случайному совпадению в это же время компания Google объявила, что отключит возможность веб-сервисов использовать технологию domain fronting. «Эта технология никогда не была в Google поддерживаемой функцией», — заявил представитель компании в интервью изданию The Verge. По его словам, это была «причуда» его программных систем, и наличие этой функции не предполагалось. «Мы постоянно развиваем нашу сеть, и в рамках планового обновления программного обеспечения, технология domain fronting больше не работает. Мы не планируем предлагать ее в качестве функции», — сказал он.


Это решение Google было воспринято негативно. По словам представителя организации Access Now, выступающей за защиту цифровых авторских прав, существует не менее 12 технологий, «обеспечивающих защиту прав человека», в которых используется технология сокрытие конечного адреса в Google, и которые из-за отказа могут пострадать. «Использование этой технологии означало, что потенциально миллионы людей могли на практике узнать, что такое более свободный интернет и пользоваться своими правами человека. Мы призываем Google помнить о своей приверженности правам человека и свободе интернета. Мы призываем компанию и дальше предоставлять возможность для ее использования», — говорит Натан Уайт (Nathan White), специалист Access Now по законодательству.


Адриан Шахбаз из Freedom House надеется, что Россия и другие страны, которые хотят контролировать интернет, попытаются создать свои собственные мессенджеры. «Мы, скорее всего, увидим, как авторитарные страны будут продвигать свои собственные альтернативы крупным технологическим компаниям — такие, которые находятся в стране, и которые гораздо легче контролировать», — говорит он. Одна российская компания, Mail.ru, после запрета Telegram активно продвигает свой собственный мессенджер TamTam, а в Иране взамен мессенждера Telegram власти создали свое собственное приложение Soroush.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.