Личность Президента России Владимира Путина занимает значительную часть освещения его страны западными СМИ, оставляя в тени повседневную жизнь почти 150 миллионов человек, которые живут на обширной территории, охватывающей десять часовых поясов.

 

По мнению французской журналистки Анн Нива (Anne Nivat) такой дисбаланс не удивителен с учетом того, что Россия, так сказать, «обречена быть самым большим злом».

 

Президент России с его ледяным взглядом и гэбистким прошлым прекрасно вписывается в негативное наследие, связанное с царским режимом и коммунизмом.


«С распадом СССР в 1991 году восприятие страны стало менее понятным, и Запад перестал что-либо понимать. Когда мы чего-то не понимаем, мы начинаем выдумывать, ориентируясь на предыдущие образы», — сетует г-жа Нива.


Как это было уже много раз, журналистка и писательница решила разобраться на месте и встретиться с русскими, чтобы узнать, о чем они думают и о чем беспокоятся. Она проехала через всю страну от Владивостока до Санкт-Петербурга, посетив Иркутск и побывав на озере Байкал.


Журналистка, давно и хорошо знающая Россию, встретилась с жителями шести разных городов. Речь идет о людях разных профессий и убеждений, некоторые из которых уже были героями предыдущих репортажей, а с другими она говорила впервые. По их высказываниям мы можем судить о невероятном многообразии населения, живущего на этом континенте.


29-летний православный священник из маленького городка Биробиджан, в некоторой степени благословил журналистку на ее работу после того как разрушил западные стереотипы о России «населенной медведями и пьяными людьми, которые плохо играют на балалайке и плохо ездят на велосипеде».


«Каждый хочет видеть и довольствоваться только своей правдой, своей реальностью, своей точкой зрения. Но мы должны уметь наблюдать и слушать, чтобы прийти к общему видению», — говорит он, добавив, что для того, чтобы понять Россию «нужно приложить немного больше усилий, чем где-либо еще».


Чувство унижения


Интервью Анн Нива, собранные в книге «Континент за Путиным», подчеркивают, что многие россияне по-прежнему ощущают на себе период нестабильности и экономической разрухи, последовавшие за крахом СССР, и опасаются любого неконтролируемого переходного процесса. Они также свидетельствуют о том, что русские «связаны друг с другом» глубоким чувством унижения, на котором так легко играет Владимир Путин. Это отчасти объясняет, что захват Крыма, считающийся на Западе незаконной аннексией, собеседники Анн Нива считают законным возвращением российской территории.


Еще один любопытный факт: в то время как Запад обеспокоен намерениями России, русские обеспокоены китайцами, которых становится в стране все больше, особенно туристов. Руководство России делает все для поддержания хороших экономических отношений со своим могущественным соседом, но население не очень этим довольно и даже проявляет ксенофобские настроения.


«Во всех странах, в которых я побывала, люди по-прежнему ощущают в той или иной степени угрозу, исходящую от соседней страны», — сетует Анн Нива. Она считает важным, чтобы журналистское сообщество работало над развенчиванием этих страхов. «Кончится все тем, что мы просто погибнем от такого незнания»,  — говорит журналистка.


«Здоровое любопытство»


Во время своей поездки у нее создалось впечатление, что далеко не все русские одурачены играми власти и прекрасно понимают суть режима Путина, который буквально уничтожил оппозицию за несколько лет.


Почти половина населения поддерживает Путина, а другая половина предпочитает скрывать свое разочарование, — считает журналистка, которая, однако, сумела обнаружить несколько очагов недовольства, «трудных для обобщения» из-за размера страны.


«Россия не такая уж неподвижная, как может показаться», — говорит она, добавляя, что молодые люди, которые никогда не жили при коммунистическом строе, более свободны духом и, похоже, способны сыграть ключевую роль в будущем развитии страны.


Анн Нива параллельно с книгой сняла документальный фильм и утверждает, что французская публика с большим энтузиазмом погрузилась в повседневную жизнь россиян и хочет большего, проявляя «здоровое любопытство», которое заставляет СМИ выходить за рамки упрощенных схем. «Акцентируя внимание на эффектных и драматических событиях, мы рискуем потерять необходимую общую базу, на которой зиждятся цивилизации. Это вызывает у нас чувство тревоги», — говорит она.