Замкнутая, неструктурированная и часто обвиняемая в связях с джихадизмом, чеченская диаспора во Франции была потрясена после того, как один из ее членов, Хамзат Азимов, напал с ножом на прохожих в Париже.


«Мы как одна семья. Если один чеченец совершает ошибку, это отражается на всех. Сегодня не самый лучший день для нашей диаспоры», — сетует Исмаил, казначей Ассоциации кавказцев Страсбурга.


После того как Хамзат Азимов, 20-летний чеченец выросший в Страсбурге, убил одного прохожего и ранил еще четырех, чеченская диаспора Франции «находится в состоянии шока», сообщают некоторые из ее членов.

 

«Чеченцы верны своим религиозным обрядам, они ищут честь и правду», — говорит 51-летний житель Страсбурга Наурбек Чокуев, который бежал от войны во Францию в 2002 году. «Мы приехали в достойную страну, чтобы жить в нормальных условиях и не причинять вреда другим (…), диаспора не принимает такого поведения», — утверждает он.


На сегодняшний день невозможно назвать точное число чеченцев, проживающих во Франции, потому что они практически все выходцы из России. Некоторые из них также были натурализованы, как Хамзат Азимов и его мать.

 

По данным французского Управления по защите беженцев и лиц без гражданства, число российских беженцев, проживающих во Франции, включая чеченцев, составляет около 15 000 человек. Их очень много в Париже, в окрестностях Ниццы, на востоке Франции, и особенно в Страсбурге.


«Хамзат Азимов не представляет всех чеченцев. Большинство из них покинули свою страну именно из-за войны и террора. Конечно, это сильно влияет на нас, но мы не несем ответственности за произошедшее», — говорит Бекхан Веригов, руководитель общественной организации « Солидарность. Франция — Чечня» в Нанси, где проживают от 100 до 200 чеченских семей.


«Они живут в своем мире»


«Чеченцы живут в своем мире, они остаются в группе, помогают друг другу», — вспоминает бывший сосед семьи Азимовых в Шильтигхейме, пригороде Страсбурга.


«Самое сложное — это языковой барьер», который «затрудняет интеграцию в общество и устройство на работу», — говорит Наурбек Чокуев, который преподает французский язык русскоговорящим в Страсбурге.


Учитель средней школы в Эльзасе говорит, что его чеченские ученики часто «сложные дети», «видевшие войну», которые «ничего не боятся и часто очень спортивные ребята». «Некоторые из них прекрасно учатся», — рассказывает он.


«Я наблюдал, как некоторых члены диаспоры становились радикалами, но среди чеченцев существуют образцовые семьи по отношению к Франции», — отмечает Бруно Студер, депутат Нижнего Рейна.


Чеченская община находится под контролем Главного управления внутренней безопасности. Хамзат Азимов и другие молодые французы чеченского происхождения стали джихадистами, как и Юсуп Насулханов, который исчез из Шильтигхейма в 2014 году, а потом появился на видео, в котором приветствуюется нападение на «Шарли Эбдо» (Charlie Hebdo).


По словам источника, 10% французов, находящихся в зоне конфликта между Ираком и Сирией, имеют чеченское происхождение.


«Такие люди должны заинтересовать рекрутеров. Чеченцы позиционируют себя сильными, верными и жестокими», — считает Анна Джиудиселли (Anne Giudicelli), руководитель консалтинговой компании Terrorisc.


«Сегодня для нас настали трудные времена, потому что есть молодые люди, которыми манипулируют», — говорит Рамзан Магамадов, имам и представитель чеченской общины Ниццы.

 

После двух войн «чеченцы не прошли никакой психологической реабилитации», — заявил Саид Эмин Ибрагимов, бывший чеченский министр, бежавший в Страсбург в 2001 году. Он считает, что отсутствие культурных организаций для чеченской диаспоры в Страсбурге «рождает проблемы». «Любой может прийти и сказать молодым людям: очень много чеченцев было убито во время войны, сейчас самое время отомстить!», — объясняет он по-русски.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.