Одним из самых удивительных последствий российской интервенции в Сирии стало укрепление российско-израильского диалога. Отношения между двумя странами существенно улучшились по сравнению с 1980-ми годами, когда в СССР находилось у власти не скрывавшее свой антисемитизм советское руководство, которое строило свою политику соответствующим образом. Но уже в 2008 году Израиль начал продавать России оружие.


В попытке обеспечить собственную безопасность от Ирана и не допустить противостояния с Россией в Сирии Израиль создал четкую систему постоянной связи с российскими войсками. Хотя израильские военные нанесли в Сирии более 100 ударов по иранцам, которые работают в партнерстве с российским контингентом, Москва никогда на это не отвечала и не критиковала Израиль, даже когда тот уничтожал проданную Ирану российскую боевую технику.


Следует сказать, что когда израильские ВВС наносили удары по иранским целям в Сирии, премьер-министр Нетаньяху праздновал вместе с Владимиром Путиным День Победы. Более того, на следующий день Москва отказалась от своего намерения продать в Сирию или развернуть там зенитно-ракетные комплексы С-300, вызывавшие тревогу у Израиля. Таким способом она просигнализировала, что одобряет Израиль, оставляя сирийские и иранские войска без защиты от будущих израильских и западных воздушных нападений.


Еще больше поражают сообщения о том, что Москва потребовала от Ирана не провоцировать Израиль и не запускать больше по нему ракеты, что он сделал 8 мая. Видимо, Тегеран проигнорировал эти предупреждения, что вызвало контрудар со стороны Израиля, нанесенный 9 мая.


Российское молчание по поводу этих налетов и прочие проявления активизирующегося двустороннего взаимодействия являются беспрецедентными действиями с обеих сторон. Мы также видим, что такая координация является взаимовыгодной. Россия получает большую свободу действий в Сирии, а у Израиля появился канал связи и общения с Россией, через который он может передавать свои предупреждения Ирану. А Иран, несмотря на партнерство с Россией в Сирии, явно не может рассчитывать на российскую поддержку в случае проведения масштабной антиизраильской кампании.


Чем можно объяснить мотивы обеих сторон? Что касается России, то мы можем выделить семь доводов в пользу улучшения отношений с Израилем. Похоже, что Путин лично испытывает добрые чувства в отношении Израиля и евреев, а Россия в своей политике официально избегает антисемитизма, хотя он по-прежнему сохраняется в обществе, и президент готов использовать его в своих внутриполитических целях.


Во-вторых, российская элита с уважением относится к успехам Израиля в военно-экономической и технологической областях и знает, что эта страна является каналом для связи с Вашингтоном.


В-третьих, между Россией и Израилем существуют солидные торговые и инвестиционные отношения, одним из проявлений которых стали поставки израильского оружия в Россию.


В-четвертых, Израиль соблюдает установленные Россией красные линии и избегает провокационных действий против Москвы, а если намеревается предпринять шаги такого рода, то вначале информирует об этом Кремль. По этой причине Израиль не присоединился к антироссийским санкциям, а после 2014 года воздерживается от поставок оружия на Украину. Видимо, Путин и его окружение должным образом оценивают израильскую сдержанность, потому что они проявляют уважение и деликатность к интересам этой страны.


В-пятых, Москва знает, что войны против Израиля плохо заканчиваются для арабов и возвращают Соединенные Штаты на Ближний Восток, и поэтому она старается не допускать провокационных шагов в данном направлении и предостерегает от этого Тегеран.


В-шестых, в России существует некая убежденность в том, что в результате эмиграции советских евреев в Израиль в 1980-е годы там оказались «ее люди». Москва желает сохранить эти связи и понимает, что потерял СССР из-за своей политики.


В-седьмых, для Москвы при проведении ближневосточной политики очень важно иметь возможность откровенно говорить со всеми сторонами и создавать такую ситуацию, чтобы ее не считали сторонницей интересов того или иного государства. Это в полной мере относится и к Израилю из-за многочисленных неурегулированных проблем безопасности в регионе.


А Израиль получает надежный канал связи с Ираном и Сирией, а также экономические выгоды от торговых связей. Это также дает ему больше свободы маневра во внешней политике в целом, поскольку американские цели ограничивают его в меньшей степени. Следовательно, Израиль получает свободу действий и может защищать свои жизненно важные интересы от Ирана практически безнаказанно.


Негативным моментом является то, что эти отношения отражают продолжающееся ослабление позиций США на Ближнем Востоке. Они также не могут помешать иранскому руководству продолжать свою кампанию против Израиля, Запада и суннитского ислама, хотя в тактическом плане эти отношения оказывают на него сдерживающее воздействие.


С учетом складывающейся сегодня ситуации в регионе можно с большой долей уверенности утверждать, что это взаимодействие будет продолжаться и даже усиливаться, поскольку ни одной из сторон не нужна эскалация конфликта на Ближнем Востоке. Их совместное давление может дать Израилю сильные козыри против Ирана.


В стратегическом плане Иран испытывает на себе сдерживающее воздействие, но он будет искать другие возможности для нанесения ущерба израильским и западным интересам, используя среди прочего тактику терроризма. Российско-израильское взаимодействие просто сдерживает воинственность Ирана, но ни в коей мере не устраняет ее.


Доктор наук Стивен Бланк — старший научный сотрудник Американского совета по внешней политике (American Foreign Policy Council), специализирующийся на вопросах геополитики и геостратегии бывшего Советского Союза, России и Евразии. Ранее он преподавал в Институте стратегических исследований (Strategic Studies Institute) при Военном колледже сухопутных войск США.


Изложенные в статье взгляды принадлежат автору и могут не отражать точку зрения редакции.


***


Комментарии читателей


Mojave Greene
Авторитарные, диктаторские, неофашистские, нетерпимые, репрессивные. В этом суть двух государств — России и Израиля. Две горошины из одного стручка.


Hound Dog
Еще одно доказательство того, что Израиль — оппортунистический союзник, а не настоящий друг!


Pat Dunne
Российское взаимодействие с Израилем называется дипломатией, но США этого не понимают.


Fenris3heads
Я буду скучать по маниакальной западной одержимости Россией, когда Трамп уйдет.


Nothingburger
Ох, Дональд, Дональд. Берегись, если Влад и Биби станут лучшими друзьями.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.