В среду президент Трамп получил тройную дозу неприятных новостей.


Во-первых, Юридический комитет Сената обнародовал документы, показывающие, насколько Дональд Трамп-младший был заинтересован в получении компромата на Хиллари Клинтон из иностранных источников. «Вашингтон пост» (The Washington Post) сообщает: «Ринат Ахметшин, бывший советский военный и российско-американский лоббист, который присутствовал на [июньской встрече 2016 года в Трамп-Тауэр], выступая в Комитете заявил, что Трамп-младший начал встречу, сразу же приступив к делу: „Предполагаю, что у вас есть для нас какая-то информация", — вспомнил Ахметшин слова сына президента, обращенные к [адвокату из России Наталье] Весельницкой».


Совершенно очевидно, что Трамп-младший просил иностранного источника предоставить ему информацию, чтобы помочь своему отцу победить на выборах. Кроме того, отрицание каких-либо контактов с русскими во время президентской кампании звучат совершенно неубедительно и весьма жалко. («В ходе выступления со свидетельскими показаниями были раскрыты и другие контакты между [российским миллиардером Арасом Агаларовым и его сыном Эмином], [Робом] Голдстоуном и помощниками Трампа, имевшие место во время избирательной кампании, что служит подтверждением предыдущей информации, опубликованной в „Вашингтон пост"»).


Во-вторых, Комитет Сената по разведке показал, что там работают не слабаки и не марионетки президента. Опровергая выводы, сделанные в докладе Комитета по разведке Палаты представителей, сенатский Комитет по разведке установил (так же, как заявило и наше разведывательное сообщество), что Россия вмешивалась в выборы, чтобы помочь Трампу одержать победу. «Действия России были масштабными, изощренными и осуществлялись по личному указанию президента Путина с целью оказать содействие Дональду Трампу и причинить вред Хиллари Клинтон», — пишет «Вашингтон пост», цитируя заявление сенатора Марка Уорнера (Mark Warner), высокопоставленного демократа от штата Виргиния.


А дальше прозвучало нечто еще более убийственное. «У нас с показаниями выступали все должностные лица, работавшие при Обаме, мы заслушивали чиновников из команды Трампа. Всех», — заявил Уорнер. Этот вывод, казалось бы, самоочевиден, учитывая среди прочего взлом и публикацию электронной переписки Национального комитета Демократической партии и председателя предвыборного штаба Хиллари Клинтон Джона Подесты (John Podesta), а также предложения помощи только лагерю Трампа. Тем не менее, поддержанное представителями обеих партий заключение Сената помогает объективно оценить результаты ангажированного разбирательства, проведенного Палатой представителей, и подчеркивает полнейшую безответственность спикера Пола Райана (Paul Ryan), республиканца от штата Висконсин, позволившего разыграть этот фарс и поставить партийные интересы выше национальной безопасности.


И, наконец, как следует из декларации Трампа об имуществе, доходах, расходах и финансовых обязательствах, президент все-таки возместил (надо же!) Майклу Коэну эти отступные в размере 130 тысяч долларов, которые тот заплатил Сторми Дэниелс (Stormy Daniels). Управление по этике при правительстве США не только подтвердило необходимость указать этот объект налогообложения (следовательно, это были расходы на избирательную кампанию), но и сообщило о выплате заместителю Генерального прокурора Роду Розенстайну (Rod Rosenstein). В письме говорится, что это следовало указать как расходы на проведение кампании в прошлом году. Об этом не стало бы известно, если бы не жалоба, поданная в Министерство юстиции и Управление по этике при правительстве США по поводу денег, выплаченных Дэниелс. Уолтер Шауб (Walter Shaub), бывший глава Управления, написал в Твиттере, что «это практически равносильно передаче на рассмотрение уголовного дела. Управление по этике фактически пожаловалось Минюсту на президента, доложив о возможном совершении преступления. [Нынешний глава Управления по этике] Дэйв Апол (Dave Apol) в конце концов выпутается!!»

​И что теперь? Если коротко, предпринимались большие усилия, чтобы добыть компромат на Хиллари Клинтон в условиях хорошо организованной кампании, направленной на ее поражение. Вообще-то, это были две кампании — одной руководили из Москвы, а другой — из Трамп-Тауэр. Попытки отрицать, скрывать и искажать ключевые события (например, цель июньской встречи 2016 года, отступные для Дэниелс) предпринимают люди, которые не уверены, что факты оправдают их. Я нисколько не сомневаюсь, что если бы была возможность поменяться местами, республиканцы сейчас разрабатывали бы закон об импичменте. Однако при нынешнем положении дел обе стороны будут ждать подробного доклада специального прокурора Роберта Мюллера.


И вот еще что: то, что мы наблюдаем, то, что происходит у всех на виду, — это лишь часть того, что есть у Мюллера. Этот доклад обещает быть сногсшибательным.