Россия не очень-то обрадовалась вышедшей во вторник статье, в которой я рассказываю, почему Украине надо взорвать путинский мост из Украины в Россию.


Пресс-секретарь президента Владимира Путина и по совместительству его часовой Дмитрий Песков назвал мой материал безумием и заявил, что российские власти начали против меня уголовное расследование. Боты и российские ультранационалисты разных мастей тоже ополчились на меня в Твиттере. Там мне 40 раз пригрозили убийством, а в адрес моей семьи поступило около 20 угроз.


Похоже, призыв к другой стране защитить свою территорию не пользуется большой популярностью в России.


Тем не менее, я подозреваю, что негодование Кремля связано с другими моими статьями, в частности, о российских пропагандистских операциях, о действиях внешней разведки, о попытках оказания влияния и о склонности Москвы убивать путинских критиков.


Сожалею ли я о написанном? Нет, если не считать того, что мне следовало немного четче написать о том, что эту акцию можно (и безусловно, нужно) осуществить без жертв. Мост через Керченский пролив в основном довольно низкий, а поэтому удар можно нанести, не создавая опасности его пролетам и едущим по мосту людям. Но я настаиваю на своем: если ты строишь что-то на территории другой страны без ее разрешения, эта страна имеет право ликвидировать твою постройку.


Еще важнее другой момент: то, что Россия сделала и продолжает делать на Украине, вызывает возмущение. Она уже не отрицает свое вмешательство, так как делать это бесполезно. Каждый день российские ополченцы совместно с офицерами российской разведки и украинскими сепаратистами пытаются украсть то один, то другой кусок украинской территории. А в Киеве и других местах довольно часто убивают патриотов Украины.


Сейчас российские власти утверждают, будто я какой-то террорист, так как я высказал свою точку зрения: суверенная Украина должна противостоять российской агрессии. Но именно действия России на Украине являются истинным терроризмом. Самым заметным террористическим актом в современной украинской истории стало уничтожение пассажирского авиалайнера MH17, и это преступление совершили российские агенты российским оружием.


Кабину самолета MH17, который летел на высоте 10 тысяч метров, разорвало на части российской зенитной ракетой «Бук». Все 298 пассажиров, которые не имели никакого отношения к происходившему внизу конфликту (начатому, конечно же, Россией), погибли, когда самолет развалился на куски и пару минут спустя упал на землю.


Затем российская разведывательная служба ГРУ вместо того, чтобы пустить на место катастрофы инспекторов, произвела зачистку и убрала все фрагменты ракеты, которые могли стать уликами. Более того, она позволила своим пьяным союзникам из числа мятежников разгуливать посреди разлагающихся тел. Попасть на место катастрофы иностранные представители смогли лишь спустя неделю.


Я с уважением отношусь к российскому народу и к его истории. Но я не испытываю никакого уважения к режиму, который создает угрозы такого рода. Должен признаться, что я получил от российских государственных СМИ несколько вежливых просьб прокомментировать реакцию Кремля. Но я хочу говорить только с двумя российскими репортерами: с Анной Политковской и с Максимом Бородиным. Я поговорю с ними сразу после того, как Путин воскресит их из мертвых.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.