Не дать разрешение на проживание журналисту-расследователю, который борется в России за правду, — значит поддаться равнодушию, которое не имеет к демократии никакого отношения.


С 90-х Чехия изменилась: теперь мы другое государство не только снаружи, но и внутри. Последний пример: Министерство внутренних дел не дало вид на жительство Григорию Пасько, российскому журналисту-расследователю, которого преследует путинский режим. В 90-х Пасько рассказал, как российские моряки сбрасывают ядерные отходы в море, и впоследствии был за это арестован.


В 2001 году Пасько осудили за измену в форме шпионажа. Организация Amnesty International назвала его узником совести, а в 2002 году Европейский парламент принял резолюцию, в которой потребовал немедленно освободить Пасько. Его выпустили условно-досрочно. Проведению его семинаров по расследовательской журналистике мешали агенты ФСБ и прокремлевские активисты. Свою организацию «Фонд 19/29»Пасько зарегистрировал в Чешской Республике и попросил разрешения на проживание. В начале мая отдел миграционной политики Министерства внутренних дел ЧР отклонил его заявление, так как якобы заявитель «не отвечает требованиям об отсутствии судимости». Причина отказа вызвана желанием «защитить общественный правопорядок». Смешно.


Пасько, несомненно, является человеком, который не нарушал наш общественный правопорядок, и который заслуживает восхищения и помощи от демократической страны. Страны, которая еще недавно жила при тоталитаризме, где не было свободы слова. Но власти считают, что нашей помощи он не заслуживает и может представлять для нас угрозу. (Какую? Угрозу навлечь на нас гнев Кремля и Путина?)


Мы уже являемся другим государством, и защита прав человека, которой мы были так привержены после революции, «при Гавеле», сегодня уже неактуальна. И чешские власти просто отказались помочь человеку, которого преследует путинский недемократический режим за то, что он публикует факты о преступлениях России и учит молодежь находить информацию.


Такие люди, как Милош Земан, Богуслав Соботка, Милан Хованец, Любомир Заоралек, Любомир Метнар и иже с ними положили конец нашей правозащитной ориентации, и, судя по всему, дали чиновникам инструкцию отказывать всем, за исключением самых вопиющих случаев.


Остается вопросом, получил бы еще сегодня убежище у нас русский диссидент Владимир Шпиталев. Его просьбу удовлетворили в марте 2016 года, и тогда по инерции права человека еще что-то значили. В 2015 году, в годовщину оккупации Чехословакии в августе 1968 года, Шпиталев провел акцию перед чешским посольством. Он пришел с транспарантом «Простите нам не только события тогда, но и равнодушие сегодня», облил советский флаг водкой и поджег его.


Он устраивал и другие «антигосударственные» акции. Убежище в Чешской Республике он получил в течение полугода (рекорд, нечто невиданное), ведь тогда мы еще не истребили правду о 1968 и не переняли коммунистическую риторику об «интернациональной помощи».


Китайским христианам чешское МВД тоже дало от ворот поворот


У Пасько нет с Чехией такой же связи, к которой местные граждане были бы восприимчивы, поэтому ему не повезло — помощи он не дождался. Сегодня он борется с великой российской ложью, подимает россиян против Путина, но в нашей стране это роли не играет.


Хотя именно такие люди, как Пасько, должны нас интересовать. Мы должны их поддерживать не только из-за нашего собственного прошлого, но и ради нашего настоящего. Пасько, а не Путин и его мафия, работает для России. Кто думает о россиянах, кого беспокоит их будущее, тот должен восхищаться Пасько. Кто помогает Путину (отказ помочь журналисту-расследователю из России — это работа на Путина), тот идет наперекор интересам россиян, да и чешских граждан тоже.


То же самое произошло с китайскими христианами, которые просили предоставить им убежище. Государство дало положительный ответ лишь нескольким, явно стараясь хоть как-то сохранить лицо перед ЕС. Но большей части заявителей чешские власти отказали, хотя китайских приверженцев Иисуса Христа в Китае, бесспорно, преследуют, и о возвращении туда не может быть и речи. Им устроили бы «показательную порку», и они исчезли бы навсегда.


Чешское МВД затягивало дело, как могло: при министре Хованеце решения не было, при министре Метнаре, наконец, чиновники из МВД позорно пали ниц перед китайцем Си Цзиньпином и Милошем Земаном.


Я уже несколько раз писал о чешской миграционной политике, о том, как неприемлемо ведут себя многие сотрудники иммиграционной службы, об их враждебности к иностранцам и пренебрежении. На этой неделе знакомый рассказал мне историю израильтянина, который хотел получить у нас временный вид на жительство, но ему отказали (хотя Земан — друг Израиля). Я лично знаком с представителями южнокорейской диаспоры, которые работают у нас и считают чешскую иммиграционную систему ужасной, отвратительной, намеренно унижающей иностранцев.


Отношение властей к иностранцам уже давно недружественное. (Лучше и не упоминать здесь об отношении нынешнего и прошлого правительства к беженцам из Сирии и других стран.) Не прошло и 30 лет после революции, а мы уже живем в другом государстве, которое по своей сути (и в органах власти) становится все менее демократическим.


Отказ в виде на жительство Григорию Пасько, человеку, который страдал за правду и продолжает бороться за нее в России, свидетельствует о развороте от прав человека к поверхностному равнодушию, безразличию, которые не имеют ничего общего с демократией, стремлением к свободе для себя и других (россиян). Кажется, как будто чешским Министерством внутренних дел руководит Путин или Земан.