Влияние Индии в международной политике растет. С одной стороны, она стремительно сближается с Китаем и Россией, а с другой, укрепляет отношения с Францией и Ираном. На фоне разрушающегося мирового порядка в результате самовольных действий администрации Трампа, которая ведет себя безрассудно, многовекторная дипломатия Индии приносит плоды.


Премьер-министр Нарендра Моди предпринимает активные действия пока есть шанс обеспечить Индии позиции мировой державы, что будет соответствовать ее экономическим масштабам.


В этом году дипломатическое наступление премьера Моди началось с встречи с израильским премьером Биньямином Нетаньяху, который посетил Индию в середине января.


В феврале Нарендра Моди отправился в такие арабские страны, как Иордания, Палестина, ОАЭ и Оман, которые находятся в конфронтации с Израилем. Вернувшись на родину, премьер Индии сразу же принял в Нью-Дели президента Ирана Хасана Рухани.


Индия серьезно зависит от Ирана в области нефтяных поставок. Именно поэтому она поддерживает баланс с ближневосточными странами, противоборствующими с Ираном.


В марте премьер Моди в Нью-Дели провел переговоры с президентом Франции Эмманюэлем Макроном. Они договорились о сотрудничестве по проблеме глобального потепления и атомной энергетике. Кроме того, произошли подвижки в обсуждении создания новой структуры безопасности в Индийском океане и южной части Тихого.

 

В апреле премьер Моди провел двухдневную неофициальную встречу с главой КНР Си Цзиньпином в китайском Ухане, решение о проведении которой было принято спонтанно. Эффект был мощным.


Стороны достигли принципиального соглашения о необходимости снятия военного напряжения в приграничной зоне в районе Гималаев, которое возникло летом прошлого года. Моди и Си пришли к схожему мнению о том, что необходимо изменить основную тему двухсторонних отношений: от демаркационной проблемы к экономическому сотрудничеству. Индийский лидер вернулся на родину с дружественным настроем.


«Встреча в Ухане скорее всего останется в истории в качестве переломной точки в индо-китайских отношениях», — полагает старший научный сотрудник вашингтонского Института изучения США и Китая Саураб Гупта (Sourabh Gupta). Можно даже говорить о том, что геополитическая обстановка в Азии, одним из основных факторов которой являлась многолетняя конфронтация между Индией и Китаем, резко изменилась.


Это также может отразиться на дипломатической стратегии администрации Абэ, которая укрепляла отношения с Индией для того, чтобы сдерживать Китай.


Через некоторое время после этого, 21 мая, Моди отправился в Сочи, чтобы провести неофициальную встречу в президентом Путиным, который пригласил его в срочном порядке.


Дополнительные санкции против России, введенные США в апреле, отразились на Индии, которая большую часть вооружений импортирует из РФ. Индия попросила сделать для нее исключение, однако США проигнорировали эту просьбу.


Более того, 8 мая США вышли из ядерного соглашения по Ирану и решили возобновить антииранские санкции, что также могло нанести ущерб Индии. На этом фоне проходила сочинская встреча. Моди в течение нескольких часов обсуждал один на один с Путиным (и переводчиками) ответные меры.


Индия возлагает большие надежды на реализацию проекта транспортного коридора «Север-Юг», который соединит ее с Ираном, Средней Азией, Россией и Европой. Она принимает участие в строительстве портовых сооружений на юге Ирана, которые станут ключевыми точками этого маршрута. Главы России и Индии в очередной раз подтвердили намерение развивать сотрудничество по этому транспортному коридору.


«Мы достигли больших результатов», — так оценил премьер Моди встречу в Сочи.


На ближайшее время запланированы очередные встречи главы Индии с лидерами России и Китая: на полях саммита ШОС, который пройдет в июне в Циндао, и во время саммита БРИКС, который в июле примет Йоханнесбург. Путин также должен посетить Индию в этом году.


Если будут укрепляться экономические отношения с Китаем и начнет развиваться российско-индийское сотрудничество в области мер в отношении американских санкций, может сложиться так, что Индия изменит свой курс и не будет противодействовать китайской идее «одного пояса, одного пути», в центре которой до этого находился Пакистан, а, наоборот, эти три страны будут сотрудничать, соединив транспортный коридор «Север-Юг» с «одним поясом, одним путем».


Франция обсуждала с Индией создание структуры безопасности на море. В ходе официального визита в Австралию, который состоялся в начале мая, президент Макрон предложил идею Индо-Тихоокеанской оси, которая представляет собой структуру военного и экономического сотрудничества между Францией, Индией и Австралией. Эта идея появилась после мартовской встречи с Моди.


Также Индия поддержала идею Индо-Тихоокеанской стратегии, предложенную премьером Абэ прошлой осенью и одобреную президентом Трампом, смысл которой состоит в оборонном сотрудничестве Японии, США, Индии и Австралии. Тем не менее из-за безрассудной дипломатии США международная обстановка полностью изменилась. Стало ясно, что администрации Трампа наплевать на позицию Индии. Всплывшая идея Макрона должна стать мощной заменой стратегии морской безопасности.


В совместных заявлениях, опубликованных после встреч Моди, а также в комментариях МИД Индии постоянно появляются такие фразы, как «мировая держава», которой характеризуется Индия, и «достигнуто соглашение по формированию порядка в многополярном мире».


По паритету покупательной способности (PPP) Индия уже обогнала Японию, выйдя на третье место в мире. Более того, Индия демонстрирует стабильный экономический рост, составляющий около 7%. Население страны превысило 1,3 миллиарда человек. В 2022 году она обгонит Китай и выйдет на первое место в мире.


В соответствии с различными рейтингами военная мощь Индии находится на четвертом месте после США, России и Китая. Цифры говорят о том, что Индия уже является мировой державой, представляющей особую важность для мировой экономики. Тем не менее до последнего времени она не могла избавиться от имиджа «нищенской державы»: постоянно сообщалось о предоставляемой ей помощи. С каждым годом усиливалось общественное мнение, которое требовало обеспечить стране такой статус в международном сообществе, который бы соответствовал ее возросшей национальной мощи.


Индия, не примкнувшая ни к Востоку, ни к Западу во время холодной войны, называла вещи своими именами, общаясь со сверхдержавами. Представления о многополярном мире Китая и России, отрицающими мировой порядок, основанный на гегемонии США, совпадают с этой индийской традицией. В особенности необходимые условия для этого сложились при администрации Трампа.


У Индии нет экспансионистских амбиций. Из прагматических соображений она строит дружеские отношения по всем направлениям.


Индия пришла к дружественным отношениям со странами, с которыми была в конфронтации, и два евразийских гиганта присвоили ей ранг мировой державы. Дипломатия Моди, который крутится как белка в колесе, не взирая на разницу во времени, постепенно приносит свои плоды.