Русские и иранцы сговорились с режимом для создания нового Израиля. Сирийские беженцы и перемещенные лица лишатся своей родины, имущества и работы из-за создания постов иранских, иракских и ливанских милиций. В долгосрочной перспективе Россия может рассмотреть возможность плавного перемещения на территорию Сирии чеченцев, черкесов и других своих мусульманских граждан, которые презирают Россию и воевали с ней в течение двух и более столетий.


Закон №10 от 2018 года был принят главой сирийского режима. Он предусматривает конфискацию имущества перемещенных лиц и сирийских беженцев, чье количество оценивается в десять миллионов человек. Если большинство из них не смогут в течение месяца предъявить свидетельство на право собственности, то их земли и дома будут конфискованы под предлогом реорганизации и преобразования. Этот закон напоминает израильский закон о конфискации имущества отсутствующих лиц.


Этот закон вызвал озабоченность в Ливане, Иордании, Турции и Европе. Специальный представитель генсека ООН по Сирии Стеффан де Мистура назвал его опасным маневром против сирийского народа. Он рассматривается Европой как шантаж для предотвращения возвращения сирийских беженцев в страну. Около половины сирийского народа ждет «палестинское решение», которое было разработано израильтянами со всеми проявлениями расизма и агрессии. Оно стало руководством для режима Асада и его людей, которые не отказались от своей ненависти даже после всех разрушений, убийств и жестокости.

 

Сирийский режим с первых дней сирийской революции выбрал полное разрушение. Он пытается достичь своих отдаленных целей — создать родину, предназначенную для шабихи и семьи Асада, в которой будет преобладать единственное сектантское течение. Режим наслаждается своей исключительностью и испытывает глубокую ненависть к остальным сирийцам. Он находится под защитой международных сил, наиболее серьезными из которых являются Россия и Иран. Возможно, позже Китай присоединится к эксперименту в попытке подражать израильскому опыту.


Закон о поселениях заставляет иранцев думать, что они будут выбирать новое сирийское население, которое будет соответствовать требованиям, предъявляемым режимом и российским оккупантом. В соответствии с их восприятием в Сирии образуется однородное общество, которое будет способствовать нахождению Асада у власти до тех пор, пока он служит оккупантам и предоставляет им военные базы, а также сухопутные, воздушные и морские коридоры, необходимые для расширения их влияния за счет сирийского народа.


Отец Асада проложил путь для этого закона благодаря ряду других постановлений, которые привели страну к краху и опустошению. Закон №60 от 1979 года был похож на закон военного времени, но только в сфере недвижимости. Этот закон предусматривал конфискацию каждого участка земли, который вошел в кадастровый перечень, если его площадь составляла более 800 квадратных метров. Участки близ городов были изъяты в соответствии с этим законом и превратились источники нарушения права в области строительства. Например, 60% площади Дамаска подверглась подобным нарушениям. Во всех сирийских городах появилась возможность грабежа и мошенничества, потому как землю разделяли и перепродавали для строительства. Четкий план строительства отсутствовал. Деньги перекачивались спецслужбам и должностным лицам, которые были близки режиму. Суммы за строительство оценивались в миллиарды сирийских фунтов после многих лет коррупционного патронажа и полуофициального расходования денег бедных людей, нуждающихся в жилье в результате миграции из сельской местности в город. Люди переселялись в крупные города из-за экономического спада и разрушения сельскохозяйственной инфраструктуры в стране, которая обладает большими возможностями и ресурсами.


На земле, где велось незаконное строительство, появились элитные жилые комплексы, которые выделяются чиновникам и службам разведки. Они в свою очередь торгуют этими участками и зарабатывают на них миллионы, в то время как компенсация владельцам конфискованной земли была незначительной.


Закон военного положения гарантировал политическую вечность семьи Асада. А закон №60 разрешал мародерство и обогащение режима на протяжении многих лет. Это тот же самый режим, который подталкивает Сирию в объятья иностранных оккупантов и выполняет их указания, такие как Закон № 10 от 2018 года. Он также поддерживает рынки сбыта награбленного (для этого появился даже отдельный термин «та'афиш» — прим. ред.), которые стали самыми важными коммерческими рынками в стране в эпоху Башара Асада.


В прошлом месяце на переговорах между президентом России Владимиром Путиным и канцлером Германии Ангелой Меркель, Путин попросил Европу и страны Персидского залива выделить 296 миллиардов долларов, чтобы помочь режиму и иранцам подготовиться к возвращению беженцев согласно с их представлениями о Сирии, интересами и желанием оставаться в Сирии.


Они хотят получить свое за ракетные атаки, и стремятся, чтобы их кампании по восстановлению страны шли в соответствии с Законом № 10 и другими документами, которые последуют за ним. Они считают себя победителями, потому как половина сирийского народа покинула Сирию и не посмеет вернуться в страну или свои дома. А бойцы, защищающие режим, будут продолжать делать свое дело с помощью иностранных баз и иностранной агрессии.


Этот закон, как и другие, не будут рассматриваться, если нынешний режим не будет свергнут. Этот политический «рак» может быть вылечен только так. Во время революции люди хотят свергнуть режим, что по-прежнему остается популярным средством лечения. Никто не будет поздравлять шабиху и оккупантов за мир. Никто не будет радоваться возвращению сирийцев, если этот режим не будет свергнут, и не будет построена новая, неколониальная и несектантская Сирия без бойцов шабихи и захватчиков, и которая не будет защищена справедливым законом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.