Верховный лидер Ирана, общаясь с ответственными лицами и высокопоставленными чиновниками страны, снова указал на непреложную истину, или скорее, аксиому, заявив: «Исламская Республика не может взаимодействовать (на равных) с Соединенными Штатами».


Но почему взаимодействие с США снова оказывается невозможным? Почему, даже когда мы демонстрируем гибкость и готовность к компромиссам, а в чем-то готовы даже уступить, нам все равно не удается избежать открытой враждебности со стороны Белого дома? Оттуда все равно смотрят на нас как на злейших врагов… Чтобы мы до сих пор ни делали, чтобы избежать подобного поворота событий — результатов до сих пор не было…


Еще когда Верховный Имам (Рухолла Мусави Хомейни) при своей жизни, санкционировал прекращение всяких переговоров с США, он понял, что в американской политике просто нет таких понятий, как договоренность, соглашение, взаимодействие, переговоры и пр. Именно по этой причине встреча тогдашнего министра иностранных дел переходного правительства с одним из американских дипломатов привела к падению того переходного правительства… А еще несколько лет спустя, когда в Тегеран с богатыми подношениями и заманчивыми предложениями попытался посетить Р. Макфарлейн (советник президента США Р. Рейгана по делам нацбезопасности, прим. перев.), он был депортирован прямо из аэропорта Мехраба… И ни один из представителей нового правительства Ирана не осмелился его принять, ввиду недовольства Верховного Имама и массовых революционных и антиамериканских настроений, охвативших тогда всю нацию (речь идет о событиях, связанных с так называемой «Исламской революцией» 1978-1979 гг. в Иране, ставшей причиной прекращения дипотношений между Ираном и США, прим. перев.).


Правительство реформистов, сменившее первые «революционные правительства» в Исламской республике, снова сделала допустимым переговоры с США (правда, непрямые), назвав этот процесс «диалогом цивилизаций» (концепция «диалога цивилизаций» была привнесена Мухаммадом Хатами, президентом Ирана и 1997-2001 и 2001-2005 годах, прим. перев.). Изначально предполагалось, что этот диалог не примет никакой политической формы. Но к сожалению, в итоге оказалось так, что он привел Иран к переговорам с тройкой европейских стран-посредников и закончился подписанием известных (ядерных) соглашений и принятием взаимных обязательств. Причем европейская сторона, в отличие от Ирана, под давлением США не выполнила ни одно из своих обязательств. А сами США, именовавшие Иран не иначе как «ось зла», внесли его в свой «черный» санкционный список и заставили Исламскую Республику опечатать свои ядерные объекты, полагая, что таким образом они сделают Иран более сговорчивым и скрупулезным в выполнении подписанных соглашений.


Еще 20 лет назад на радио проводились теледебаты на тему «Диалог с Западом: начать переговоры или же воздержаться?» В дебатах участвовал Рахимпур Азхади, а его оппонентом был Сеид Ходжариян, один из сторонников так называемого «диалога цивилизаций». Рахимпур Азхади раскрыл секрет, почему диалог с США вести не следует. Его аргументация на этих дебатах была следующая: «своего рода философская подоплека этого диалога такова — американцы действуют с позиции силы, мы же — с позиции истины. И эти две философских категории объединить нельзя, поскольку тот, в чьих руках сила, истиной не обладает, он изначально неправ. Поэтому, мы хотим вести переговоры и открываем для них двери, они же — нет. Мы руководствуемся правдой (истиной), а они силой. Для них переговоры — это только безоговорочная капитуляция оппонента».


И потому Верховный Имам не был в принципе против переговоров, если они основываются на поиске истины. Оппонент же искать истину не хотел, — он отвечал только стрельбой, только пушками и еще одним средством, которым он борется с неугодными — организацией переворотов. Самое лучшее, что он мог предложить — это метод кнута и пряника. И потому Имам в итоге прекратил с ними всякие переговоры, и запретил вести их всем (светским) политикам.


Когда же американцы все-таки возвращаются к «мирным» переговорам, даже когда они только начинают говорить, уже в самих их голосах звучит лязг металла и оружия. И на стол переговоров они выставляют весь свой арсенал — тут и огнестрельное оружие, и электронное, и даже весь их ядерный арсенал. Это для того, чтобы сделать свои доводы более доходчивыми, если оппонент позволит себе в чем-то усомниться.


Также у народа постоянно возникает один вопрос — почему наши переговоры с так называемой «Шестеркой» необходимо вести за закрытыми дверями? От кого именно они закрываются? Запад, безусловно, весьма искушен в ведении переговоров, однако есть один субъект, который на их переговорах всегда будет посторонним. Ответ ясен: этот субъект — сам народ. Народ, который не хочет войны, но который ни за что не даст себя обмануть. Если народ услышит, как и каким тоном американские дипломаты ведут переговоры, и какие на них приводят аргументы, которые все сводятся к угрозам, словно они не дипломаты, а уличные хулиганы, тогда весь народ снова выйдет на улицы, как в те революционные годы, и даст американцам ответ. А иранских дипломатов он немедленно призовет прекратить вести переговоры с волками.


Правительство Роухани утверждало, что знает, как вести переговоры «на волчьем языке». А своим оппонентам на выборах оно даже говорило — вы, дескать, не знаете принципов переговоров с Западом, вы не знакомы с тонкостями дипломатии. И вот они отправились на переговоры, сели за один стол с волками и просто начали выполнять то, что они говорят. С теми самыми волками, что угрожали нашим ученым, даже под угрозой смерти пытаясь заставить их прекратить ядерные исследования, но так и не смогли этого добиться!


И вот, увы, но соглашение с волками было подписано. Мы стали аккуратно выполнять все свои обязательства, прекратили не только ядерные исследования, но даже и просто разработки области современных технологий. Но ТА сторона не удосужилась выполнением ни одного обещания!
Ошибка наша была в том, что в ходе переговоров мы пытались разъяснить всему миру следующую истину: мы не собираемся производить ядерную бомбу. И после переговоров приложили все силы, чтобы это доказать. И мы полагали, что весь мир, или так называемое мировое сообщество оценит нашу честность — что наши слова не шли вразрез с нашими делами. И неприязнь к нам действительно сменится на доверие. Однако на деле мы увидели — нашему оппоненту эта истина не нужна. Он делал вид, что вел с нами диалог, однако диалог этот велся под дулом всевозможных ядерных боеголовок, невзирая ни на какие правила и установления, касающиеся и запрещения и нераспространения ядерного оружия, или оружия массового поражения.


Мы на переговорах всегда хотим найти и установить истину. А противоположная сторона заявляет нам — мы, мол, вовсе и не люди, мы волки, и потому не говорим на человеческом языке. Наш язык и наша истина — это клыки и когти, уже запятнанные кровью. А у вас нет иного выбора, кроме как сдаться и унижаться.


20 лет назад было решено начать переговоры, которые должны были пройти не на политической или дипломатической основе, но которые должны были гарантировать мир во всем мире и безопасность для всего мира. И эти переговоры были названы «Диалогом цивилизаций». Но в итоге переговоры пришли к тому, о чем в тех же исторических дебатах откровенно сказал Сейид Ходжариян в дискуссии с Рахимпуром Азхади. Напомним, сказано было буквально следующее: «Когда есть следователь и обвиняемый, и следователь допрашивает обвиняемого — это тоже своего рода диалог. И в нашем случае следователь — это Запад. Но такая платформа для диалога не подойдет, следовательно ее надо изменить, изменить сам базис диалога. Не следует представлять себе диалог исключительно как разговор (причем больше похожий на спор) двух людей — необходимо расширить смысл понятия диалог, с тем чтобы он не превращался бы в допрос или перепалку, а больше походил на взаимодействие. Такой диалог может проявится даже и между воюющими сторонами. Но только вместо пушек — уста, которые разговаривают друг с другом».


Теоретики из правительства реформаторов, которые придумали саму идею «диалога цивилизаций», хорошо знали, что скрывается за этим словом «диалог». За этим словом стояли жестокие и непримиримые битвы, и эти битвы можно было воочию наблюдать совсем недавно: например, народные волнения в июне-июле 1978 г. (в Иране), или же, например, 33-дневная война, которую против израильского режима вела Хезболла.


Сами же американцы, привыкшие говорить со всеми языком пороха, снарядов и пушек, начинают проявлять склонность к переговорам лишь тогда, когда вдруг начинают испытывать недостаток в порохе и снарядах. Затем, когда переговоры уже прошли, независимо от того, о чем на них договорились, они снова возвращаются к войне. Когда же они ведут переговоры, то стараются правдами и неправдами, посулами и обещаниями убедить противоположную сторону максимально разоружиться, чтобы затем снова воевать против нее же, но с максимальным для себя комфортом. Именно поэтому сейчас они, правда, руками своих приспешников в Европе, стараются увязать проблему ядерной программы Ирана с вопросами его ракетной программы.


Дипломатия — вещь прекрасная, но нашим политикам и дипломатам надо всегда быть начеку: когда враг начинает военные приготовления, нам тоже следует менять тон нашей дипломатии.


Когда мы проявляем так называемую «гибкость» и идем на уступки, это только поднимает моральный дух наших врагов, и они боятся нас намного меньше. Тот ответ, который недавно получил Израиль на Голанских высотах, и дай Бог, получит еще и в Хайфе и Тель-Авиве, — пусть это тоже станет частью нашего диалога с Западом. Пусть враги знают: руки и пальцы воинов ислама, борющихся с терроризмом, всегда остаются на пусковых устройствах и затворах орудий, особенно, когда ведется борьба против наихудшего «государства-террориста».


Результаты тех соглашений, если они будут подкреплены еще и языком пушек, враги не осмелятся нарушить. Поскольку такие соглашения будут означать, что мы приняли логику наших оппонентов, в основе которой лежит «право сильного». Они понимают только такую логику, поскольку для них правда — это не истина, а сила. Именно поэтому Пророк (милость над ним Всевышнего велика) каждые 50 дней брал на себя тяготы войны против неверующих в Единого Бога, идолопоклонников и лицемеров, и никогда не отступал перед ними.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.